В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии


 

[196]

Общее обозрение Кольского уезда. Находящиеся в нем приходы и храмы.1)

Кольский уезд, занимающий весь Лапландский полуостров, является самым северным уездом во всей Европейской России. Пространство, занимаемое им, равняется 2261 кв. м. Границы его составляют: на севере и северо-востоке Северный Ледовитый океан, на востоке Белое море, на юге Кандалакшская губа и Кемский уезд и, наконец, на западе часть Финляндии и Норвегии. Берега Лапландии, особенно северные, гористы, утесисты и каменисты; внутренние же пространства этого полуострова покрыты тундрами и болотами и изрезаны множеством озер (до 100) и рек (до 600). Почва на всем пространстве уезда вовсе непригодна для землепашества; климат суровый и холодный. Население уезда, не много превышающее 7500 чел. об. п., состоит из русских (не много более 5000 ч.), лопарей (около 1700 ч.), колонистов (до 700 чел. из шведов, финляндцев, норвежцев и др.), зырян и самоедов (до 100 чел.). Окруженные со всех сторон водою и пользуясь множеством рек и озер, жители Кольского уезда занимаются преимущественно морскими промыслами (рыбными и звериными), мореходством, охотой, собиранием гагачьего пуха на скалистых берегах, оленеводством (лопари и зыряне) и др. Земледелием же, вследствие указанных выше неблагоприятных топографических, климатических и др. условий, вовсе не занимаются. Поэтому далеко не везде имеются лошади, необходимые для земледелия. В самом уездном городе Коле не бывало более [197] двух-трех лошадей, так как езда на колесах невозможна почти повсеместно в уезде. Рогатый скот имеется также в ограниченном количестве, так как и сенокосных лугов в уезде очень мало. Коренными жителями Кольского уезда являются лопари или лопь, почему и страна их называется Лопландией. Лопари или лопь — народ финского племени, о котором упоминается уже в уставе Ярослава Мудрого, как о “диком” народе. С XI в. они сделались данниками новгородцев. Первоначально лопари занимали все пространство от северных берегов Онежского озера до берегов Белого моря и далее на север в пределах Кемского уезда или так называемой “Русской Лопландии” (Панозерский “Лопский” приход и Кандалакшский), и затем, теснимые Новгородцами, они переселились на Кольский полуостров или в Лопландию и делились здесь на две части: одни, живущие по северо-западному берегу Белого моря, от Пялицы до Св. Носа, называются Терскою лопью, а живущие в северной и западной части Лопландии называются по урочищам их селений (погостов): Пазрецкими, Печенгскими, Мотовскими, Нотозерскими, Ловозерскими и др. Терские лопари более других сохранили свою отличительную физиономию: они малорослы, имеют большие головы, короткие шеи, узкие красновато-карие глаза, темно-русые волосы, короткие бороды, длинные руки и выдающиеся скулы. Наречие лопарей похоже на финское, но до того испорченное, что Терские лопари мало понимают Печенгских, Пазрецких и др.; лопари одного погоста также не могут свободно понимать лопарей других погостов; но все они вообще порядочно говорят по-русски и, благодаря частым сношениям с русскими, мало помалу теряют свой национальный характер и, вероятно, скоро обрусеют. О характере Лопарей можно сказать, что они смирны и даже раболепны, но при всем том упрямы и раздражительны, особенно лопарки: кажутся добродушными, но всегда готовы на обман. Лопари же прежних времен, [198] подобно прочим финским племенам, отличались дикостью, невежеством и были, по свидетельству древней рукописной Солов. книги “Сад спасения” “яко зверие дивие живуще в пустынях непроходимых, в разселиных каменных, не имуще ни храма ни инаго потребнаго к жительству человеческому но токмо животными питахуся, зверьми и птицами и морскими рыбами”. Религиозное состояние их представлено в следующих чертах: “отнюдь Бога истиннаго Единаго, и от Него посланнаго Иисуса Христа ни знати, ни разумети хотяху; но им-же кто когда чрево насытит, тогда оно и Бога си поставляше, и аще иногда каменем зверя убиет, камень почитает и аще палицею поразит ловимое, палицу боготворит еже и ныне в самоядцех зловерие закаменелое обретается еще и в лопарех, обаче отчасти”. В житии препод. Трифона лопари называются народом, “живущим в нечестии и в самом поганском идолобесии, яко звери дивии, почитаху бесов, и кланяхуся делу рук человеческих весьма, и боготворяху гады и нощные нетопыри и иныя ползучия животныя”. Постепенному облагорожению их характера и быта содействовало обращение их в христианство..... Несомненно, что первоначальное ознакомление лопарей с христианством относится к тому времени, когда они стали встречаться с новгородцами. Но так как последние являлись в лопландию не для распространения христианства, а для извлечения всевозможных богатств этого края, причем нередко притесняли лопарей, особенно с того времени, как сделали их своими данниками, то христианство в это время не могло быстро и прочно укореняться среди местного населения; принимали его, по всей вероятности, только отдельные личности, которые не могли оказывать большого влияния на всю массу народную, продолжавшую и после того коснеть во мраке язычества. Первым проповедником евангелия среди лопарей, живших по северному берегу Онежского озера и далее на север к Белому морю, был препод. Лазарь, в 1352 г. [199] пришедший к новгородскому архиеп. Василию от константинопольского патриарха. По кончине названого архиепископа, Лазарь, как любитель безмолвия и тишины, удалился из Новгорода и недалеко от северного берега Онежского озера нашел никем не обитаемый остров Муромский или Мурманский. Здесь он водрузил крест и построил часовню и при ней небольшую келью. Но жившие тут лопари и чудь невзлюбили святого пришельца и не только не внимали словам его, но всемерно оскорбляли его, гнали с острова, сожгли его келью, а ему самому грозили смертью. Однако, святой муж не оставлял своего места. Наконец, после многих подвигов терпения, когда он силою Божьей исцелил слепорожденного сына лопарского старшины, пораженные этим чудом язычники перестали оскорблять человека Божия, а некоторые из них обратились ко Христу и принимали даже монашество. При помощи новообращенных иноков, препод. Лазарь построил храм во имя Успения Пресв. Богородицы и основал Муромский монастырь, в 60 верст. от г. Пудожа и в 70-ти от г. Вытегры, обращенный затем в приходскую церковь, близ которой находится часовня с честными мощами препод. Лазаря. Лопари же, не принявшие христианства, удалились от Онежского озера в пределы северного океана. Распространению христианства среди этих лопарей, несомненно, много содействовал Соловецкий монастырь, первые подвижники которого святостью своей жизни привлекали в обитель лопарей, причем многие из них принимали даже монашество. Приобретение Соловецким монастырем вотчин среди лопарских селений, монастырские порядки в этих вотчинах также не мало способствовали водворению здесь христианства, так что в конце XV в. и нач. XVI в. на Лапландском полуострове появляются уже храмы (в Коле, Варзуге и Поное). Дальнейшее же распространение и окончательное утверждение между лопарями православной веры относится к временам царя Иоанна Грозного, [200] в каком деле особенно потрудились преподобные отцы Феодорит Кольский и Трифон Печенгский. Преп. Феодорит родился около 1495 г. в г. Ростове, тринадцати лет отрекся от мира, пришел в Соловецкую обитель и принял здесь монашество. После многих подвигов в этой обители (15 лет) и многих заволжских, он удалился к устью р. Колы. Здесь встретился ему один старец, инок Митрофан, с которым он и прожил здесь 20 лет. Побывав затем в Новгороде и приняв от архиепископа Макария сан пресвитера, преп. Феодорит чрез два года опять возвратился на устье р. Колы и устроил здесь монастырь в честь Пресв. Троицы. Тогдашние язычники-лопари, видев эту обитель, стали приходить к св. основателю ее и знакомились чрез него с христианской верой и начали креститься. Видя такой успех, преп. Феодорит, успевший изучить местный лопарский язык, изобрел для них письмена, учил их грамоте и перевел для них некоторые молитвы. Это еще более усилило успехи его проповеди, так что однажды за один день обратилось около 2000 лопарей с женами и детьми. Впоследствии преп. Феодорит был духовником князи Курбского и затем архим. Вологодского Прилуцкого монастыря и отсюда, не смотря на свои преклонные годы, дважды путешествовал к своим духовные детям и доходил даже до р. Печенги. Время кончины преп. Феодорита относят к 1557 году.

Преподобный Трифон был еще более замечательным просветителем лопарей печенгских. Он родился в г. Торжке в 1495 г.; отец его был священником. Оставив по внушению свыше родительский дом, он отправился к диким лопарям на реке Печенге, где в то время не было еще ни одной церкви, а в нынешнем городе Коле была только часовня, устроенная для русских промышленников, при которой жил иеромонах Илия. Здесь-то, среди лопарей, несмотря на многие трудности и даже опасности, с 25 до 88 лет (ум. 1583 г.) трудился [201] препод. Трифон, и, начав сношения с ними как вы под видом торговли, достиг того, что все лопари Пазрецкие и Печенгские обратились к Христовой Вере. Для большего же утверждения их в христианской благочестивой жизни он устроил в 1550 г. на р. Печенге монастырь во имя св. Троицы, который освящен был иеромонахом Илией; тогда же преп. Трифон принял пострижение в монашество. Несомненно, эта обитель, взысканная особенными милостями царя Иоанна Грозного, имела бы громадное значение, если бы не была сожжена в 1590 г., шведами.

По смерти преп. Феодорита и Трифона, утверждение лопарей в истинах христианской веры и в правилах благочестивой жизни едва ли совершалось также быстро, как это было при их жизни. Объясняется это с одной стороны тем, что не находилось достойных подражателей преп. Трифону и Феодориту, а с другой малочисленностью храмов среди лопарских селений, разбросанных одно от другого на 100 и более верст по непроходимым гористым и болотистым местам. В самом деле, в XVI веке у Кольских и Печенгских лопарей были только два храма: в Коле Благовещенский с приделом Николая Чудотворца, устроенный в 1532 г., и Свято-Троицкий на р. Печенге, построенный преп. Трифоном. То же самое нужно сказать и о Терских и Кандалакшских лопарях, из которых для первых устроена была первая церковь в Кандалакше в 1526 г., а для вторых, вероятно, около того же времени Петропавловская в с. Поное, уже возобновленная в 1575 г. по грамоте новгородского митрополита, данной старцу Феогносту, согласно просьбе самих лопарей. При всем том, семена христианства, посеянные преп. Трифоном, не пропали даром. Живя вдали от храмов, лопари во всех своих селениях сразу же стали устраивать часовни и переносить их с места на место, вынуждаемые к тому кочевым образом жизни. Хотя и в настоящее время религиозность их более наружная, однако они всегда были и поныне остаются верными чадами церкви православной. [202] Для утверждения истинной религиозности среди лопарей, равно как и среди других наций, необходимо открытие возможно большего числа приходов и устройство в них храмов с отдельными причтами. Правда, в настоящее время в Кольском уезде открыто уже до шести лопарских приходов, какого числа, по-видимому достаточно для лопарского населения, не достигающего и 2000 душ обоего пола, но на самом деле настоит нужда в открытии новых приходов. Эта нужда вызывается уже не численностью лопарского населения, а особыми условиями их кочевой жизни, причем каждый лопарь до четырех и более раз ежегодно меняет свое жилище. Впрочем, не смотря на свое скитальничество, лопари имеют и постоянные хижины; несколько таких хижин составляют погост. Погосты расположены большей частью на берегах рек и озер; в них живут только зимой, а потому и называются они зимними. В каждом погосте бывает от 6 до 10-ти и не более 20-ти изб (туп), разбросанных по разным направлениям или же стоящих кучей; при них ставятся небольшие амбарцы. В каждом погосте находится, вместо церкви, часовня, в виде четырехугольного амбара, крытая на два ската, с крестом наверху. Внутренняя передняя стена часовни обставлена иконами, перед которыми стоят деревянные подсвечники и висят лампады; иконы увешаны лентами, платками и пеленами. Построенные тупы в зимних погостах лет чрез 10-15, когда не будет вблизи для оленей ягеля и для дров сухоподстойных деревьев, лопари переносят в другие места, изобилующие ягелем и сушняком и непременно к какому-нибудь озеру или речке. При этом общими силами перевозят на новое место прежде всего часовню и, если случится на то время священник, то служат молебен с водосвятием и кропят часовню, тупы и окрестность. При таком переселении погостов с одного места на другое лопари вынуждены проживать вдали от своеприходских храмов, по [203] долгу не бывают в них и не видят своих священников. Притом, в состав почти каждого прихода входят по несколько таких погостов, разбросанных в разных направлениях от храмов на 100—200 и более верст. Особенно это нужно сказать о Понойском приходе, состоящем, кроме с. Поноя, из 5 погостов, из коих Каменский отстоит от Понойских церквей в 250-ти верстах. Правда, в большинстве отдаленных погостов устроены приписные церкви; но этому не приходится придавать большого значения, если принять во внимание, что приходский священник может быть здесь и служить не более двух раз в год; да и сами погосты могут быть перенесены на другие места. Для улучшения быта лопарей в церковно-религиозном отношении при таком образе их жизни может помочь только открытие возможно большого числа приходов с отдельными причтами, которые могли бы жить неподалеку от своих прихожан и оказывать на них доброе влияние. Недостаток церковного влияния мог бы быть несколько восполнен влиянием церковных школ. Но, во-первых, школа без священника уже не может со всей свойственной ей силой влиять на окружающее население; а во-вторых, само устройство и существование их в лопарских погостах с их тупами и каменками в них вместо печей везде затруднительно и непрочно. Притом, дети-подростки нередко уходят с своими родителями на промыслы, которые начинаются ранней весной (с половины марта) и продолжаются до поздней осени, вследствие чего учебный год бывает очень короток. Большого успеха в таких школах ожидать трудно, тем более что учащиеся на первых порах плохо говорят по-русски. Впрочем, благодаря заботливости Епарх. Начальства, за последнее время в лопарских приходах, где имеются сколько-нибудь благоприятные условия, открыты церковно-приходские школы и школы грамоты, занятия в которых ведут то отдельные учителя или учительницы, то члены причта. [204]

Русское население в Кольском уезде составляют потомки древних новгородцев, переселявшихся сюда едва ли не с XI в., а в XII в. уже имевших здесь целое селение — Колу. Русские живут преимущественно по берегам Белого моря и Северного Ледовитого океана. Колонисты проживают преимущественно в становищах по берегам Сев. Океана, во многих из них устроены в настоящее время церкви. Для заведования последними в прежние времена на время каждой навигации, когда бывает в становищах скопление промышленников, командировался к. л. священник из Архангельска; ныне же в одних становищах устроены приходы с отдельными причтами, а в некоторые выезжают на летнее время причты тех приходов, к которым эти становища приписаны. Зыряне (Ижемцы) и самоеды — случайные обитатели Лапландии, из коих первые переселились в недавнее время с р. Ижмы ради оленеводства, а вторые – оттуда же в качестве работников и пастухов.

Положение духовенства как лопарских, так и русских приходов одинаково тяжело. Приходские селения в большинстве приходов раскинуты на громадные пространства; сообщение между ними, особенно внутри уезда, крайне затруднительно летом за множеством болот, озер и порожистых рек, а также за частыми бурями, зимою же за неимением сколько-нибудь удобных дорог, а равно за вьюгами и снежными заносами. Впрочем, большую услугу в сообщении в летнее время между прибрежными селениями оказывают пароходы Мурманской компании, делающие в каждую навигацию по несколько рейсов от г. Архангельска по всей Кандалакшской губе, омывающей Лапландию с южной стороны, и Мурманскому берегу до Норвежского города Вардэ. Зато сообщение между селениями, лежащими внутри Лапландского, полуострова, в летнее время почти невозможно, а зимою малоудобно и даже опасно при езде на оленях, запрягаемых в особого устройства сани. [205] Вообще пастырское служение в Кольском уезде составляет для несущих его тяжелый крест в нравственном отношении. — Что касается материального благосостояния жителей Кольского уезда, то его нельзя назвать бедным, хотя многое зависит от удачи в промыслах: при хорошем улове рыбы и зверей и при выгодном сбыте их жители бывают вполне обеспечены; в противном случае многие бедствуют, не запасшись хлебом. Сообразно с этим также колеблется материальное положение и духовенства, особенно в тех приходах, в которых в числе доходных статей имеются рыболовные тони. Впрочем, за последние годы причты всех бедных приходов сравнительно обеспечены казенным жалованьем от 400 до 800 р., а в одном до 1770 р. на одноклирный причт. Из существующих ныне 15 приходов наиболее бедным нужно считать один (Кашкаранский), в котором на причт получается не более 400 р. вместе с казенным жалованьем (200 р.), посредственными пять приходов, в коих поступает от 500 до 700 р. на причт, а остальные девять хорошими, где получается не менее 700 р. на причт. В некоторых приходах духовенство кроме того наделено небольшими участками сенокоса, а в иных рыболовными тонями.

Все население уезда проживает в 51 селении, из коих 1 город, 14 сел, 20 лопарских погостов (из них 1 стоит уже за границей, в Норвегии), 15 колоний и становищ и 1 выселок. В означенных селениях к 1896 г. состояло домов 1221, лопарских туп 66 и самоедских чумов 7. Все население составляет 15 приходов, кои разделены в церковно-административном отношении на два благочиния: 8 приходов в первом и 7-мь во втором. В этих 15 приходах к тому же году состояло 22 приходских храма и 13 приписных, а всего 35, из коих только один каменный (Кольский собор), а остальные деревянные. В этих храмах было 39 святых престолов (не считая нескольких [206] еще не освященных). Кроме храмов, в разных лопарских селениях устроено до 20-ти часовен. При 15 приходах состояло священно-церковно-служителей: 1 протоиерей, 15 священников, 1 диакон штатный, 1 на псаломщ. вакансии, 14 псаломщиков и 1 священник на псаломщической вакансии. При четырех приходах имеются приходские попечительства. При всех приходах учреждены училища разного наименования и ведомства: два одноклассных училища Министерства Народного Просвещения, 10 церковно-приходских и 4 школы грамоты. Во всех церковных школах в 1894/5 уч. г. обучалось мальчиков 286 (из 620) и девочек 62 (из 564).

 


1) Заимствовано свящ. Смирновым из Опис. Арх. губ. В. Белова, из “Христиан. в пределах Арханг. епархии, стр. 27-41, из “Географическо-статистического обозрения Арханг. губ.” в 1845/46 годах, стр. 81-85, и из клировых ведомостей о церквях Кольского уезда за 1895 г.

 

<<< к оглавлению || следующая глава >>>

 

OCR Monia Rosomaha, 2010

HTML И. Воинов, 2010

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика