В начало
Военные архивы
| Карта Мурманска на DVD | «Здания Мурманска» на DVD | Прогноз погоды | Измерить расстояние | Расчитать маршрут |
Карты Кольского по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

А. А. Жилинский. КРАЙНИЙ СЕВЕР ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ. 1919 г.


[109]

Архангельская губерния.

I. Архангельск. Отдаленность г. Холмогор от устья р. Северной Двины затрудняла торговлю и развитие края. В 1584 г. царь Феодор Иоаннович велел заложить в устье Северной Двины новый город. Воевода Нащокин и Волхов отыскали место на Чудском урочище “Пур-Наволок”, в 30 вер. от устья Двины, где находится монастырь1 Архан[109]гельский, срубил город и назвал его — Новые Холмогоры. В документе по этому поводу говорится:

“… блаженные памяти царь Иван Васильевич всея Руссии велел поставить на Двине город для корабельные пристани, а монастырь занять в город, в которы бы де была монастырская пашенная земля около того монастыря, полтрети обежки, и тое де землю заняли под город и под посады и под гостины дворы и под животинный выпуск”…

Имя Архангельска, по монастырю, сделалось народным и утверждено царским указом в 1613 г. Здесь построена была деревянная крепость-острог, в виде продолговатого четыреугольника, в два этажа, с шестью башнями и старинными бойницами. С речной стороны город был окружен земляным валом и палисадом, внутри разделялся на три части: верхняя называлась русским гостиным двором; нижняя, по Двине, носила имя немецкого гостиного двора с портовой таможней; средняя часть, крепость с бойницами и башнями, занималась монастырем, который впоследствии, после пожара, был перенесен на нынешнее свое место за городом.

Первыми обитателями Новых Холмогор были ратные люди — стрельца. Развитие Архангельска, как города, неразрывно связано с возникновением Архангельского порта, которое относится ко времени посещения устья Двины Чэнслером, благодаря дарованным англичанам льготам, послужившим началом иностранной торговли в Архангельске2. Первоначально англичане утвердились в губе Святого Николая и построили на острове Ягры в устье р. Северной Двины дом и амбары. Вслед за англичанами пришли голландцы и, с разрешения Ивана Грозного, водворились в Пудожемском устье, построив в 15 вер. от английской пристани свою.

В начале половины 17 века иноземцы начали строить свои дворы уже около города и, таким образом, положили начало иностранной слободе в Архангельске.

В 1613 г. Архангельский посад был отделен от Холмогор. Архангельск стал первым в ряду прежних торговых центров России. Из пошлинных сборов, ежегодно поступавших в количестве 100 тысяч рублей из Новгорода, Пскова, Вологды и других городов, Архангельск вносил в казну более 60 тысяч рублей.

В 1623 г. в Архангельске имелись уже семь иностранных хозяев — домов, а в 1678 г. было двадцать четыре иностранных купеческих домов. “Жительствующие в Архангельске иностранные купцы производили гуртовый торг, для чего имели пять контор, которые, закупая разные хлебные припасы, сало ворванье и говяжье, мягкую рухлядь, пеньку, смолу и прочее в окружных городах наместничества, привозящиеся к [110] порту по рекам из Вологодской, Вятской и прочих губерний от купцов и отправляют в заморский отпуск, получая взамен того на приходящих иностранных купеческих кораблях всякие заморские товары, которые продавали как архангельским, так и другим внутренних российских городов”.

Иностранные промышленники и купцы или, как их тогда называли, — “торговые иноземцы”, пользовались особыми льготами и преимуществами в делах промысла и торговли, дарованными им в разное время русскими царями. Льготы эти, подобных которым не знали русские купцы и промышленники, задерживающим образом отзывались на внутренней торговле русского Севера и торгующей с ним Москвы. Русская предприимчивость оказалась слишком ничтожной, чтобы конкурировать с иноземцами сразу же далеко опередившими косных россиян. Московские купцы подали в 1642 году жалобу царю Алексею Михайловичу:

“Жалоба нам, государь, на иноземцев… Эти амбурцы, голландцы, англичане нас без промыслов учинили… Да немцы умыслили же лукавством своим, откупили ворванье, сало, чтоб твои государевы торговые люди и все поморские промышленники этого сала мимо их другим немцам и русским людям не продавали, а себе за полцены, и оттого колмогорцы и все Поморье обнищали и разошлись врознь, и твоя государева вотчина, город Архангельск и Колмогорский уезд и все Поморье пустеет”…

В 1649 году были введены некоторые таможенные ограничения для английских купцов.

Размеры отпускной торговли Архангельска быстро расширялись. В 1653 году через Архангельск было отпущено заграницу хлеба, мехов, москатильных товаров, кожи и проч. на 1.064.478 руб.

Должность архангельского воеводы считалась настолько важной, что на нее определяли не только знатных, но даже близких к царю людей, так как воевода должен был соединять бескорыстие, при богатых доходах в казну, с ловкостью дипломата, при беспрерывных сношениях с иностранцами.

Такой город не мог не привлечь к себе внимание Петра I, давшего Архангельску еще больший точек к развитию постройкою русских кораблей, учреждением царских торгов, заботою об улучшении порта и о водворении правильной торговли. Улучшение Архангельского порта относится ко времени посещения его Петром Великим 29 июля 1693 года, речным путем из Вологды.

Петр предполагал совершить поездку в Соловецкий монастырь, но отложил поездку и пошел в море провожать иностранные корабли, нагруженные русским товаром.

После плавания, Петр назначил Архангельским воеводою плававшего с ним по Белому морю своего 20-ти-летнего стольника Ф.М, Апраксина, поручив ему учредить верфь на среднем Соломбальском острове и на[111]блюдение за постройкой заложенного им русского торгового корабля — “Св. Павел”. 20 мая 1694 года “Св. Павел” был спущен на воду, и Петр уехал в Соловецкий монастырь.

По прибытии из поездки, он приказал нагрузить корабль “Св. Павел” казенными товарами, — поташем, смолою и отправить в Голландию. Строение купеческих кораблей в Соломбале3 было поручено датчанину Избранту. На Моисеевом острове была заведена казенная ветреная мельница для распиловки леса на постройку кораблей, а также отпуска заграницу и на местные нужды.

В 1702 году Петр в третий и уже в последний раз прибыл 30 мая в Архангельск, в связи с предстоящим нападением шведов на Белое море. 6 августа он вышел в море с 13 кораблями и 400 чел. войска; стоял под Соловецким монастырем и затем совершил свой знаменитый переход с судами в Онежское озеро. Этот поход обратил внимание Петра Великого на необходимость устройства Беломорско-Балтийского канала, посредством соединения Белого и Балтийского морей чрез озера и реки.

Со времени открытия Архангельского порта для заграничной морской торговли иностранные суда проходили обыкновенно устьями Мурманским и Пудожемским. В 1700 г., по случаю войны со шведами, устья эти были заграждены потопленными в них старыми судами, и с того времени для корабельного хода к городу было указано одно устье Березовское, для защиты которого в том же году, по приказанию Петра I, в 18-ти верстах от Архангельска, на острове Линском прилуке, была построена Новодвинская крепость инженером Розеном, под наблюдением особой Семиградской ратуши. Крепость эта построена в виде квадрата с каменными стенами до 3-х сажен вышины, обложенными сверху земляным валом, с 4-мя бастионами по углам, с пороховыми погребами в каждом и занимает пространство до 9-ти десятин. На северной стороне возведен был огромный равелин, обведенный рвом и соединявшийся с крепостью подъемным мостом.

Целесообразность устройства Двинской крепости сказалась очень скоро. 24 июня 1701 года, на Двинское Березовское устье пришли 4 шведские фрегата и одна яхта под английским и голландским флагом и стали на якорь против Мудъюгского острова. Поутру на другой день капитан Мудъюгской заставы, приняв эти суда за торговые, подъехал к ним, но, по входе на суда, принужден был с сопровождавшими его людьми сдаться военнопленным. За четыре часа до наступления ночи два фрегата и яхта вошли в Двину, взяв провожатыми монастырского служку Ивана Рябова и переводчика Борисова. Перед крепостью неприятельские суда были также встречены выехавшими к ним навстречу в карбасе солдатским головой, 30 солдатами и 4 работниками. Один из солдат заметил в пушечное окно вооруженных людей и подал знак о том начальнику. Быстро оттолкнувшись от фрегата, они старались удалиться, накренив карбас на один бок и тем защищая себя от открытого по ним с фрегатов ружейного и [112] пушечного огня. В карбасе было пять убитых и шесть раненых, остальные, добравшись до мели, вышли на берег и лесом добежали до крепости. Рябов же и Борисов уговорились подвести фрегаты к крепости и поставить на мель, но им удалось поставить на мель только яхту и один фрегат, за что они тут же приговорены были к смерти. Рябов, однако, остался жив, притворясь мертвым и лежа за застреленным своим товарищем Борисовым. Между крепостью и фрегатом открылся бой длившийся 13 часов. Наконец, неприятели обратились в бегство, перебираясь с обмелевших яхты и фрегата вплавь и на шлюпках на стоявший на вольной воде фрегат4.

“… Сколь глубоко был я пронзен жалостью, видя, что сие святилище было предано совсем падения! — восклицает известный путешественник по Северу Челищев. — Углы его отвалились, стены осели, крышка обломилася, окна расхищены, полы покрадены, вместо печей груды глины, а в почивальной, где великий сей муж от своих трудов опочить изволил и стези к блаженству своего народа выдумывал, на том месте, где бы трофеям стоять надлежало, ныне неблагородными его подданными пускают в забытую сию кумирницу несмысленные четвероногие животные и где коснулася его нога, влекущая за собой блаженство России, там видны были груды мерзости и вони. О, суетное человечество!”

Судостроение в Соломбале продолжалось и оказывало самое благотворное влияние на условия развития торговли в Архангельском порте.

В 1704-5 гг. Избранту была поручена расстановка баканов на корабельном фарватере от Мудьюгского острова, взимание ластового сбора с иностранных судов и заведывание лоцманами.

С 1708 года постройка военных судов получила определенную задачу — комплектование Балтийского флота. Однако, принося в жертву Петербургу Архангельск, Петр Великий с 1713 г. начал стеснять торговлю и развитие Архангельска5. В Архангельск он разрешил ввозить только такое количество товаров, которое было необходимо для нужд губернии.

При взморье, в устье р. Лапоминки, Петр Великий устроил гавань для судов. В 1733 году в Архангельске был учрежден военный порт. Со времени учреждения порта до Крымской кампании, т.е. в течение 120 лет, в Соломбале было выстроено более 400 военных и портовых судов.

[113] При императрице Екатерине II Архангельск был уравнен в правах торговли с Петербургским портом. Время 30-40 годов было лучшим временем Архангельского порта, когда он по размерам своего торгового оборота являлся одним из первоклассных торговых портов России.

Челищев описывает экономическое благополучие Архангельска в конце XVIII века следующим образом: “… Горшечный завод, под ведением мастера гамбургского немца; в нем для продажи желающим делают всякую глинистую мелочную муравленную посуду и печи; кирпичный завод, в котором для продажи казенного и партикулярного строения в большом количестве делают кирпич; две пильных ветряных мельницы, в них пилят тес и разной толщины брусья и продают оное городским жителям для крытия вновь по плану строющихся домов и, в случае нужды, в Архангельское адмиралтейство. Купеческих и мещанских фабрик и заводов:

Прядильно-канатных, в которых для продажи на иностранные и российские купеческие корабли и другие большие и малые мореходные суда прядутся и совсем, как должно, осмаливаются самые толстые, посредственные и тонкие канаты ……70
Пековаренных, в которых для смоления канатов варят из смолы и прочего сумесу пек ……30
Скипидарных, где для партикулярных купеческих кораблей и на прочую продажу варят скипидар ……15
Салотопенных, в коих топят сало скотское для свеч, а морских разных зверей для отпуску за море ……50
Солодвенных, в которых ростят для продажи в своем городе и отпуску за море солод ……12
Мыловаренных, в коих для городского расхода варят мыло ……4
Сушиленных, где вялят и просушивают морскую отборную рыбу ……5
Коптильных, в которых коптят морскую рыбу и сельдей ……8
Кожевенных, где выделывают на расход в своем городе и уезде разные кожи и для отпуску за море юфти и козлы ……9
Кирпичных, в которых для продажи тамошним жителям делают кирпич ……3
Пивоваренных, в коих, как для казенной продажи, так и варенья иностранцам и городским жителям варят пиво ……10
Водочный ……1
Медоваренный ……1

По конец города, вниз по речке кузнечихе купца Мекера с товарищи весьма изрядная сахарная фабрика; на нее привозят песку до трехсот бочек, а сахару из него вываривают от 12 до 15 тысяч пуд. Оный сахар идет на Архангельскую, Пермскую, Тобольскую, Уфимскую [114] и иркутскую губернии, на Макавеевскую ярмарку и на весь Зауральский край; цена в мою бытность (1793 г.), не возрастала выше 46 к. фунт”.

В 1862 г. 5 марта состоялось нелепое “Высочайшее” повеление: “Главный порт в Архангельске упразднить и сохранить при сем порте лишь гидрографическую часть и управление маяками и лоцией…” Приведено было это “повеление” в исполнение с изумительной поспешность. Часть судов была переведена в балтийское море, часть разобрана; портовое имущество вывезено или просто продано с аукциона. Разоренный Архангельск сразу замер, естественный рост жизни края был остановлен.

Г. Архангельск6 лежит под 64032’10’’ с.ш. и 10011’ в.д. (от Пулкова), на правом берегу р. Северной Двины, и тянется вдоль реки на протяжении 7 верст. Город состоит из ряда правильных параллельных “проспектов” и поперечных улиц, постепенно концентрируясь вглубь материка. Архангельск, благодаря своему необычайно выгодному географическому положению, быстро растет. За последнее десятилетие он сделался совершенно неузнаваем и тем самым достаточно определяет свое недалекое будущее.

Коренное население Архангельска в 1913 г. достигало 45.000 чел. Город сравнительно благоустроенный, но, как и все русские более или менее незначительные города, имеет свой специфический оттенок неряшливости.

Город имеет электрическое освещение, водопровод, трамвай; с остальной Россией связан железной дорогой от г. Вологды и пароходством.

Из достопримечательностей г. Архангельска, имеющих тесное отношение к жизни всего края, можно отметить:

Памятник М.В. Ломоносову, открытый 25 августа 1832 года. Памятник вылит из меди по крайне неудачному проекту ректору академии художеств И.П. Мартоса, вдохновившегося будто бы одной Ломоносова — “Вечернее размышление о Божьем величии при случае северного сияния”.

… “Песчинка, как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом, как перо, огне,
Так я в сей бездне углублен
Теряюсь мысльми утомлен”…

М.В. Ломоносов представлен стоящим на северном полушарии, на котором начертано имя его родины. Одет он в легкую тогу. Фигура его [115] должна выражать изумление, которым он поражен при виде северного сияния. Коленопреклоненный гений подает ему лиру с изображением вензеля императрицы Елизаветы Петровны. Памятник производит самое жалкое впечатление, а крылатый гений порождает недоразумения среди простого народа, принимающего Ломоносова за святого с ангелом.

Архангельский публичный музей основан статистическим Комитетом в 1859 году. Музей представляет огромнейший интерес и наглядно характеризует все области жизни крайнего Севера России.

При Михаило-Архангельском монастыре помещается Музей Археологического Общества.

В 1909 г. основано Архангельское Общество изучения Русского Севера. При Обществе И. Р. С. издается журнал “Известия”, имеется специально северная библиотека.

Выдающееся значение Архангельска для всей России обусловлено прежде всего наличностью прекрасного естественного порта, который, при своем оборудовании, может состязаться с лучшими мировыми портами. Война с Германией достаточно ярко показала значение Архангельского порта.

Когда Россия вышла из запретительных обязательств континентальной системы, товары западно-европейских государств двинулись в Россию и, главным образом, через Архангельский порт, как более безопасный и отдаленный от театра наступивших тогда военных действий. В 30-х и 40-х годах 19 столетия Архангельский порт, по размерам торгового оборота являлся одним из первоклассных торговых портов России и с таким успехом торговля продолжалась до 50-х годов минувшего столетия. Причиной застоя было обмеление р. С. Двины, единственного в то время пути сообщения порта с внутренними областями России и особенно значительное обмеление бара (14 ф. на приливную воду). Пароходы не могли брать полный груз на Соломбальском рейде и догружались за баром в открытом море с мелких лихтеров, что было связано с потерей времени, излишними расходами, чем значительно удорожались морские фрахты, между тем, мировая торговля стремилась к увеличению тоннажа судов в интересах понижение фрахтов.

Кроме того, упадку торговли Архангельска способствовало и то обстоятельство, что он не был захвачен начавшимся с того времени железнодорожным строительством. В то время, когда под влиянием постройки целой сети железных дорог, направляющих грузы из центра России (в большинстве случаем искусственно) к балтийским и черноморским портам, начались в них порто-строительные работы, сообразно новым требованиям судоходства и торговли, Архангельский порт оставался в своем первоначальном состоянии.

Для устранения этих неудобств с 1887 года были начаты землечерпательные работы в порт.

Важное значение для Архангельского порта имело сооружение в конце истекшего столетия, северных железных дорог: Москвско-[116]Архангельской и Пермь-Котлаской. Предполагаемое соединение прямым железнодорожным путем с Сибирью еще более оживит и увеличит его отпускную торговлю. Архангельск для Северо-Западной Сибири является ближайшим и самым удобным естественным морским портом.

Внешняя торговля Архангельского порта год от года все увеличивается. Главные статьи отпуска составляют лесные материалы, составляющие 80% всего экспорта; хлебные товары — 15%; смола и пек — 3% и пр.

Ввозится в Архангельск, главным образом, рыба, составляющая 52% всего импорта; Архангельск является рыбным рынком, снабжающим морской рыбой Север и все смежные губернии; рыба проникает уже в центральные и даже южные губернии и Сибирь; каменный уголь 32% импорта; морские и речные суда, машины, цемент, соль и пр.

Архангельск имеет крупное значение для побережий Белого моря и Ледовитого океана, снабжая их всеми жизненными припасами.

Среди всех портов Белого моря Архангельск занимает первенствующее значение, через него идет 82% всей внешней торговли Белого моря.

Территория архангельского порта, от Экономии до 12-ой версты, занимает в длину пространство более 30 верст, не считая водоразделов.

Причальная линия Архангельского порта позволяет одновременно грузиться и разгружаться сотням океанских пароходов.

Помимо естественных качеств Архангельского порта, на него затрачены в последнее время громадные средства для оборудования мощными кранами, ледоколами, громадными складами и холодильниками. Глубина его доведена до 25 1/2 ф.

Навигационный период Архангельского порта, благодаря оборудования его мощными ледоколами и устройству аван-порта у Экономии, уже теперь доведен до 9 месяцев.

Общий грузооборот Архангельского порта в 1908 году достигал 155 милл. пудов; в 1909 г. 192 милл.; в 1910 г. — 226 милл.; в 1913 г. — 261 милл. пуд.

Северо-Двинский бассейн с его значительно выросшими за последнее время речным флотом насчитывает в себе 381 пароход и 818 баржей, грузоподъемностью до 20.000.000 пудов, особенно в связи с расширением системы герцога Виртембергского, позволяет перебрасывать большое количество товаров из Сибири и с Волги в Архангельск и обратно; грузооборот речного флота в навигацию 1915 года выразился в 136.335.329 пудов, а в навигацию 1916 года — в 11.463.460 пуд.

Исторически указанный самой жизнью России свободный путь на мировой морской простор чрез Север — теперь вновь во всей своей яркости доказал всю свою государственную необходимость. Подобными велениями опыта жизни целых столетий Россия раз навсегда безотлагательно должна закрепить свое положение на Крайнем Севере и прежде всего безотлагательно связать железнодорожным путем Архангельск и Сибирью.

[117] Архангельский уезд расположен по обеим сторонам реки Северной Двины, на протяжении 84 верст, до впадения ее в Белое море, и продолжается по берегам Двинской губы, по Зимнему берегу — на 160 вер. и по Летнему — на 125 верст. Площадь уезда 2.752.000 десятин.

По левому берегу Двины, на островах Кегострове и Лисестрове, близ Архангельска, залегают супесчаные почвы в южной части уезда залегают темноокрашенные почвы, богатые перегноем и имеются обширные площади заливных лугов. Из ископаемых встречаются: мергель, точильный камень, болотная железная руда, охра, алебастр.

Район приобрел промышленное значение, как видный пункт солеварения на Севере, еще в начале 15 века. В 19 столетии солеварение пало, и в крае быстро стала развиваться лесопромышленность, которая дает населению главный источник заработка.

Жители Архангельского уезда великоруссы. В 1913 году население уезда достигало 53.924 ч.

Население до сих пор сохранило во многом обычаи своих предков, выходцев Новгорода Великого. Население живет в большом достатке и богаче сельских жителей центральной России. Отсутствие в крае помещиков, а вместе с этим и зверского крепостного права наложило свой яркий отпечаток на психику населения. Население держится свободно, непринужденно. Несомненно, большое значение для него имела также и политическая ссылка, когда после первой революции Архангельская губ. Была наводнена политическим ссыльными.

Различие сословности среди населения обусловливается только степенью образованности и различием в состоянии, но купец, чиновник, мещанин или крестьянин, — все говорят одни непринужденным языком. Население одевается весьма опрятно.

Женщина очень любят принарядиться. Обыкновенная их одежда — сарафан. Праздничные сарафаны обшиваются золотом позументом или серебром. На голову замужние женщины одевают “сборник”, или “повойник”; в праздники “кокошники” из дорогих парчовых материй, вышитые злотом и бисером, нередко унизанные жемчугом. Незамужние женщины носят повязки или ленты, на шее ожерелья.

Обувь населения исключительно кожаная.

Главная пища жителей — рыба, преимущественно морская соленая. Мясо в незначительном употреблении. Любимое кушанье крестьян — “шаньги” из ячменной муки, блины, рыбники и кулебяки.

Среди населения сохранилось много оригинальных обычаев. Все наиболее важные явления жизни — рождение, свадьба, похороны, непременно сопровождаются всевозможными обрядами. Праздник Рождество имеет наибольший интерес и значение для населения. Большие праздники называются “пивными”, перед их наступлением усердно варят домашнее пиво. Но Святки самое важное время для устройства свадеб. Матери невест усиленно гадают о судьбе своих дочерей; сваты [118] и сватьи решительно не знают в это время покоя. Мать завязывает невесте глаза, а отец ставит на середину избы, опрокинутую вверх дном квашню. Дочь водится по разным направлениям в избе. Когда у ней закружится голова, ее сажают на квашню; немного отдохнув, дочь встает и с завязанными глазами идет наудачу. Если она попадет к дверям, то выйдет замуж, в противном случае свадьбы не будет.

На крайнем Севере среди населения имеет много всевозможных способов гаданий обо всем, что только волнует крестьянскую душу и ищет столь примитивного разрешения. В Крещенье оканчиваются гаданья и все игры. Следуя древнему обычаю, в этот день многие купаются в прорубях; преимущественно должен купаться тот, кто на Святках наряжался. Поверья и предрассудки весьма распространены среди населения. С колдовством и суеверием тесно связано даже народное здравие. У крестьян можно найти особые тетрадки “травенники”, где записано все, касающееся все излечивающей народной медицины.

Летнее время и в особенности время сенокосов, называемое “страдой”, наиболее тяжелое для населения. На страду в приморских деревнях ходят преимущественно женщины: летом вообще остается на местах мало мужчин, занятых морской деятельностью. Летом женщина делает всю мужскую домашнюю работу, не исключая перевозок на лодках.

Во время сенокоса население живет — “страдает” на “пожнях” — лугах целыми неделями. При косьбе травы употребляются дугообразные косы, вроде больших серпов, так называемые “горбуши”, которыми трава как бы жнется, и таким образом сенокос обращается в настоящую “страду”. За последнее время усиленно входит в употребление коса-“стройка”, заимствованная от сосланных в край жителей других губерний, хотя первое время к употреблению стойки население относилось с иронией.

Главные занятия населения составляет лесопромышленность и работа на лесопильных заводах. Из сельско-хозяйственных занятий развиты земледелие и скотоводство. В 1913 году в уезде посеяно: ржи — 1.816 пуд., ячмень — 32.808 п., овса — 784 п., картофеля — 34.421 п.7. Скоты в уезде числилось: рогатого — 11.144 гол., лошадей — 6.525, овец — 4.300, оленей — 263 гол.

В ближайших к Архангельску волостях, где молочные продукты имеют постоянный сбыт, разводится хороший скот. В уезде за последнее время значительно развивается маслоделие.

Из кустарных производств развито тканье полотна, сукна, вязанье рыболовных сетей, бондарное производство и судостроение.

Мореходство составляет для приморских селений, раскинувшихся по побережью уезда, весьма значительную отрасль занятий.

В устье р. С. Двины производится с промысловой целью лов сельди, наваги, сагов, камбалы, корюха, щуки и разной мелкой рыбы, [119] причем сельдь и навага промышляется зимой — под льдом, а прочая рыба на открытой воде. Семга ловится в самом ограниченном количестве.

Из достопримечательностей Архангельского уезда можно отметить: Никольский Карельский монастырь, расположенный в 34 верстах от Архангельска на взморье, при Подужемском устье. Монастырь основан в 1410 г. преп. Евфимием, просветителем карел. Монастырь в 1419 году был разорен норманами и оставался совершенно заброшенным до 1471 года, когда был восстановлен Марфой Борецкой, выстроившей здесь Никольскую церковь “на гробех” детей своих, в память двух сыновей, утонувших в море при осмотре своих двинских владений и выброшенных волнами на берег как раз в этом месте.

К этому монастырю в 1553 году и пристал первый английский корабль под командой Чэнслера, который заметил на необъятном морском просторе главы монастырского храма и держал на них свой курс в неизвестную дотоле страну.

В монастыре долгое время находилась пристань для иностранных кораблей, благодаря чему впоследствии иностранцы именовали и самый Архангельск портом святого Николая8.

В дальнейшем времени монастырь служил место ссылки, имел мрачные темницы для заключенных и все орудия пытки и казни. Здесь был заключен известный противник реформ Екатерины II митрополит ростовский член Синода Арсений Мацеевич, под именем “Андрея Враля”. Монастырь окружен деревянною стеною, построенною в конце 17 века. Соборный храм устроен в 1674 году. Особенного внимания заслуживает образ Димитрия Ростовского с характерной надписью: “Прежде золотые священники служили божественную литургию в деревянных сосудах, а теперь деревянные священники служат в золотых сосудах”.

В библиотеке монастыря имеются всевозможные старинные рукописи, книги и предметы истории.

Посада Ненокса упоминается впервые в 1397 году. В 1419 году Ненокса была разорена норманами, в 1445 году двиняне близ Неноксы разбили шведов, грабивших Двинскую область.

В былые времена Ненокса славилась солеварением, известным здесь уже с 15 века и по этому поводу упоминается в Двинской грамоте 1471 года — “Ненокса — места солеварные”. Солеварение в настоящее время влачит самое жалкое существование.

Солеварение процветало на севере на протяжении целых столетий. Солеварением занимались на Святом Носу, в Соловецком монастыре, в [120] Кемском и Онежском краях и т. д. Ненокса, в конце концов, захватила весь рынок, и ее соляные источники отличались громадными запасами9.

В 1772 г. в Ненексе работали 9 варниц, давшие соли 134.035 пуд.; в 1800 г. — 92.047 пуд.; в 1837 г. — 80.167 пуд.; в 1870 г. — 72.132 пуд.; в 1890 г. — 45.900 пуд.; в 1901-1910 г.г. — 54.492 пуда; в 1908 г. — 21.000 пуд. С 1870 был разрешен для солеварения в Неноксе беспошлинный отпуск леса. С 1876 г. введена пошлина на иностранную соль. Однако, солеварение все падало и падало. Соленые колодцы запущены и заброшены; соль получается самого низкого качества и имеет сбыт в Архангельске, главным образом, на нужды хлебопекарен и для скота.

“Полезная роль Неноксы может быть усмотрена в том, — так характеризует современное солеварение в Неноксе специалист Ю. Крамер, — что в XX веке мы имеем случай познакомиться во всех подробностях с промыслом, по некультурности своей и дикости производства, относящимся, по крайней мере, к началу XV столетия Крайнего Севера”.

В Архангельском уезде производились археологические раскопки близ посада Неноксы и д. Красной горы. При раскопке найдены обломки наконечников копий и стрел, принадлежавших к эпохе тесаных орудий. В 1910 г. найдены были предметы каменного века в селении Золотице, лежащем на Земнем берегу Белого моря. Между найденными вещами наибольшую ценность представляют каменные изображения зверей: белого медведя, тюленя и др., заинтересовавшие ученый мир.

Г. Холмогоры расположен под 64015’ с. ш. и 110 в. д. (от Пулкова), в 112 верстах от впадения р. С. Двины в Белое море, на одной из островов, образуемых ее рукавами. Холмогоры в настоящее время один из беднейших уездных городов Архангельской губернии, играл некогда важную роль в истории Двинского края. Основание Холмогор относят ко времени чуди, на том основании, что в скандинавских сагах того времени упоминается о городе Голмграде.

Карамзин говорит, что имена трех деревень (Курцево, Качково и Подракурье), из коих составились Холмогоры, — финские и русские, и что “колм” на финском языке значит три. Название этих посадов всех вместе Колмогорами впервые встречается при Иоанне II в одной из Двинских грамот “от великого князя Ивана, от посадника Данила и от всего Новгорода к Двинскому посаднику на Колмогоры”…

Около Холмогор стояли таинственные дремучие леса. По сказанию Исландского летописца Стурлезона, здесь было расположено капище чудоского Идола Иомалы, богато украшенного драгоценными камнями и державшего на коленях большую чашу, полную золотых монет.

На Кур-Острове происходила известная далеко за пределами Биармии меховая ярмарка. Пришедшие на ярмарку норманы разрубили и ограбили [121] ночью идола, чтобы снять с него ценное ожерелье. Пробудившаяся стража подняла тревогу, и чудь погналась за норвежцами, которые побили чуть при местности, ниже С. Двины, носящей до сих пор название Побоища.

В 11 веке в упомянутых трех деревнях поселились заволоцкие купцы из Великого Новгорода. Удобство места при широкой и глубокой реке соблазнило купцов, к тому же так близка была р. Пинега со своим устьем, проходившая через места, богатые лесной птицей и пушным зверем.

Мезень посылала сюда сало морского зверя, Печора меха и кость. Все это шло через Холмогоры в руки Ганзы и заморские страны. К трем деревням новгородцы пристроили еще слободы — Глинки, Никольский, приход Ивановский. О приходе Ивановском, под именем Иван-погосты, упоминается в 1138 г. в уставной грамоте Святослава Ольговича, на ряду с ним упоминаются еще придвинские местности, расположенные невдалеке от Холмогор: Ракулы, Пинега, Усть-Емца и др. Поставленные новгородцами для управления завоеванного ими края посадники до 14 века жили в пяти верстах от Холмогор в Матигорах и Ухт-острове. Со времени подчинения Заволочья Московским царям, их правители и наместники долго оставались здесь и после основания Архангельска. С открытием торговых сношений с Англией в Холмогорах поселились английские купцы. В 1555 г. здесь была устроена англичанами канатная фабрика с выписанными мастерами из Лондона, открыта торговая контора с складочным помещением и гостиный двор для русских людей.

В 1613 г. в Холмогорах был выстроен острог для защиты от нападений литовцев, которые в том же году подступали к острогу, но были отбиты.

В 1656 году на месте острога средствами двинских жителей был построен деревянный город, получивший название Колмогорского, и в нем в 1674 г., на счет казны сооружена каменная палата для заседаний воеводы с дьяком и деревянный воеводский дом.

В 1682 году в Холмогорах была открыта архиепископская кафедра, и первым архиепископом назначен Афанасий.

В 1693 году Холмогоры посетил Петр Великий. О его пребывании народное предание сохранило, что Петр назвал холмогорцев “заугольниками” за то, что они при его появлении прятались за углы. “Боялись, говорит молва, они того, как бы не потребовал их государь к ответу за то, что предки их были беглые новгородцы”.

В 1700 г. холмогорский воевода и войска перешли на жительство в Архангельск; в 1707 году, с учреждением губернии, Холмогоры были названы посадом и присоединены к Архангельскому уезду.

В 1762 году с переездом епископа в Архангельск, Холмогоры лишились и церковно-административного центра и к 1771 году, по словам академика Лепехина, походили более на село, чем на город.

В 1780 году, г. Холмогоры был назван уездным.

С основанием Архангельска и с переходом туда всех торговых предприятий, гор. Холмогоры утратил всякое значение и в настоящее [122] время находится в самом плачевном состоянии, уступая по внешнему виду и по торговым оборотам некоторым селам своего же уезда.

Холмогорский уезд расположен по р. С. Двине и ее притокам: Юре, Лиговке, Богоявленке, Куропалке, Курье, Матигорке, Обокше, Сие, Пингеше, Ныполке, Емце, Ваймуге ии Мехреньге. Поверхность уезда представляет обширную плоскую равнину, окруженную сплошными лесами, занимающими 3/4 всей площади уезда. Изредка местность покрыта возвышенностями, которыми изобилует преимущественно правый берег р. С. Двины, левый же берег, в особенности в северной части уезда, занят заливными лугами.

Площадь Холмогорского уезда 1.510.000 десятин.

Из ископаемых в уезде имеются: залежи плитного камня, алебастра, извести, местами встречается желтая и красная охра. Около с. Ракульского находятся минеральные ключи, типа холодных северных вод, изобилующих сернистым водородом, серной-кислой известью и солями.

Положение уезда на перекрестке торговых трактов было причиной его ранней колонизации. Население уезда составляют исключительно русские. В 1913 г. оно достигало 46.566 человек. Земледелие и скотоводство служат основными занятиями жителей.

В 1913 году в уезде было посеяно: ржи — 25.901 п., ячменя — 43.266 п., городах — 57 п., овса — 606 п., картофеля — 23.496 пудов.

В 1913 году скота в уезде числилось: рогатого — 12.038 гол., лошадей — 6.922 гол., овец — 4.430 гол.

За последние годы в Холмогорском уезде весьма успешно стало развиваться маслоделие и сыроварение. Лесопромышленность имеет весьма важное значение для населения. Далее следует поставить рыболовство, охоту, ломку камня по берегам Двины и выжигание извести. В Емецкой волости значительно развито кожевенное производство. Из кустарных производств около Холмогор развито тканье полотна и сукон, приготовление железной и медной посуды, кузнечно-слесарный, сапожный промысел, выделка кирпича и гончарное производство. Исстари осуществившее около Холрмогор токарное производство из кости в настоящее время сократилось до самых ничтожных размеров.

Холмогорский уезд — родина М.В. Ломоносова.

В деревне Ломоносовке, прежней Денисовке, в небольшом садике стоит основанное в 1868 году и построенное на том же месте, где стоял дом отца М.В. Ломоносова, Ломоносовское училище. Это училище единственное воспоминание о Ломоносове. Никаких других памятников, воспоминаний или преданий о нем уже ныне не существует. Вот сведения, собранные на месте о М.В. Ломоносове академиком Лепехиным: “Славный муж Российской Императорской Академии наук химии профессор господин Михайло Васильевич Ломоносов родился в 1709 г. в Архангельской губернии, Двинского уезда, в Куростровской волости, от черносошенного крестьянина Василия Ломоносова. С отцом ходил он не[123]однократно в море и, как подрос близ 20 лет, то отец его сговорил было, в Коле у не подлого человека взять за него дочерь, однако он тут жениться не захотел, а как пришел с моря, вознамерился учиться российской грамоте и обучал его оной крестьянин Шубной. Обучился он в короткое время совершенно, любил читать в церкви псалмы и каноны и, по здешнему обычаю, жития святых”.

Похоронен М.В. Ломоносов в Петрограде в Александро-Невской лавре. Небольшой песчаный холм с неприметным старинным белым памятником, в виде стоячей плиты, — по своему внешнему виду теряется среди окружающей пестрой обстановки. Только чуткая и выразительная надгробная эпитафия памятника, обращенного в сторону близ лежащей каменной стены, заставляет в памяти бегло промелькнуть тот необъятно великий земной путь, каким М.В. Ломоносов вел Россию на путь культуры и света.

“В память славному мужу
Михаилу Ломоносову,
родившемуся в
Колмогорах
в 1711 году,
бывшему статскому советнику
с.-т. Петербургской академии наук
Профессору
Стокгольмской и Болонской
Члену.
Разумом и науками
превосходному,
Знатным украшением отечеству
послужившему.
Красноречия, стихотворства
и гистории российской
Учителю,
Мусий* первому в России без руководства
Изобретателю,
Прежде временною смертию
от муз и отечества
На днях святые Пасхи 1765 году
Похищенному.

Воздвиг сию гробницу граф М. Воронцов, славя отечество с таковым гражданином и горестно соболезную его кончине”…

(* мозаики. — К.К.)

Из достопримечательностей Холмогорского уезда следует отметить Село Вавчугу.

Около 16-го столетия в селении Вавчуга построена была лесопильная мельница, принадлежавшая некому Ивану Попову. Один из наследников Попова в 1671 г. передал мельницу и всю землю холмогорскому посадскому человеку Баженину. Последний “без заморских мастеров по немецкому образцу” перестроил завод.

[124] Грамотою царей Иоанна и Петра Алексеевичей Вавчуга была передана в их полное потомственное владение.

В 1693 г. Петр на шести кораблях посетил Вавчугу и внушил Бажениным мысль основать здесь корабельную верфь. В этом же году Баженин начал строить корабль, за постройкой которого следил сам Петр Великий.

Весною следующего года был спущен на воду первый русский коммерческий корабль “Св. Петр”, отправленный затем в Голландию с грузом русского железа. Баженин впоследствии деятельно продолжал постройку военных и коммерческих кораблей. Особенная дешевизна, прочность конструкции и чистота выработки судов на верфи Бажениных обратило усиленное внимание иностранцев, которые даже ввели в свой флот суда русской постройки. В 1782 г. Баженины построили 6 кораблей только для одной торговой Компании Эгерс.

С падением беломорской торговли и уничтожением всех привилегий, какими пользовались Баженины, дела их пришли в упадок.

Орлец под названием городка впервые упоминается в 1342 г., когда сын новгородского посадника Варфоломея, Лука, по выражению летописца, — “не послушав Новгорода и митрополичья благословенья, скопив с собой холопов збоев и пойде за Волок на Двину и постави городок Орлец на левом берегу Двины, в 30 верстах от Колмогор и скопив емчан (жителей с р. Емцы) и взя все погосты на щит”.

В 1397 г. Орлец был разрушен новгородскими войсками и уже больше не возобновлялся.

Г. Пинега лежит под 64041’ с. ш. и 5106’ в. д. (от Пулкова), на правом возвышенном берегу залива р. Пинеги, от Архангельска находится в 206 вер. В прежние времена место, где расположен теперь город Пинега, известно было под именем Волока или Большого Погоста. Волость эта в значении “Волока Пинежского” вместе с другими селениями, лежащими по реке Пинеге, упоминается в Двинских грамотах в 1471 г., как древняя вотчина великих князей. Еще в древности это место имело некоторое значение по меновому торгу. В 1780 г., при учреждении Вологодского наместничества, погост “Волок” был переименован в город “Пинег”, и в 1799 г. был включен в число штатных уездных городов Архангельской губернии.

Невзрачный городок расположен по пути направления грузов обширного Печорско-Мезенского края. Население города Пинеги в 1913 г. достигало 1.360 жителей.

Пинежский уезд расположен по реке Пинеге, от границ Холмогорского уезда до границы Вологодской губернии, на 400 вер., и по р. Кулою, до границы Мезенского уезда, на 150 верст.

Площадь уезда 4.728.584 дес.

Почва болотисто-торфяная и глинисто-песчаная. Под лесами — 70% всей площади. Из ископаемых встречаются: болотная железная руда, [125] гипс, ключевая соль (по р. Кулою), красная глина, известняки и местами имеются признаки бурого угля. Главными средствами сообщения служит р. Пинега.

Население уезда в 1913 г. достигало 40.142 чел. Главным оплотом крестьянского хозяйства в уезде служит земледелие.

В 1913 г. было посеяно: ржи 10.951 пуд., ячменя 66.149 пуд., овса 52 пуда и картофеля 12.343 пуда. В тесной связи с земледелием стоит скотоводство. В 1913 г. в уезде числилось: рогатого скота 8.815 гол., лошадей 6.233 гол. и овец 15.101 гол. Очень внушительный доход население имеет от продажи лошадей, живого крупного рогатого скота, мяса и выделанных шкур, сала и масла.

Ежегодно устраиваются две крупных ярмарки: Никольская и Алексеевская.

В качестве подспорных промыслов являются охота и рыболовство, заготовка леса. Из кустарных промыслов развиты древодельные.

Несмотря на свою близость к Архангельску, куда направлен сбыт всех местных произведений, Пинежский уезд главную массу необходимых для населения товаров получает из Вологды.

Селения расположены по берегам р. Пинеги и лишь только три селения Совпольской волости расположены по р. Кулою.

В окрестностях г. Пинеги встречаются как пустоты, гипсовые пещеры, так и воронкообразные провалы, по местному выражения — “мурги”. Мурги попадаются повсюду в большом количестве.

По описанию инж. Р. Самойловича, исследовавшего эти пещеры в 1909 г., доступны две из них, находящиеся в 5 в. от г. Пинеги, на правом берегу реки, под д. Кулогорами. Эти пещеры расположены одна от другой на значительном расстоянии, приблизительно саженях в 200.

Первая из них, ближайшая к р. Пинеге, меньше по размерам. Узкая, сажени в 2 длины расщелина у отвесной стены возвышенности, на которой расположена деревня, приводит к обширному пустому пространству, саж. 15 в квадрате и саж. 3 высоты. Отсюда 4 извилистых коридора ведут вглубь пещеры. Эти ходы в общем низки и только местами позволяют проходить по ним выпрямившись, большею частью приходится ползти на четвереньках. Воды в этой пещере сравнительно мало. Кроме доступных ходов, пещера эта имеет еще много и других, почти недоступных для передвижения. Наиболее длинный проходимый коридор имеет около 50 саж. длины, от которого на западе тянется узкая извилина, выходящая саж. в 20 от главного входа этой пещеры.

Пещера эта образовалась вследствие размывания гипсовой породы водою р. Пинеги при ее разливе и затем водою, проникающей с поверхности земли в период дождей и таяния снега и льда. Когда река входит в свои берега, вода в пещере все же остается в ходах и обвалах ее, и с поверхности земли, через трещины в породе, ниспадает водопадами в пещеру. Таким образом, зимою дно в коридорах и пустотах пещеры покрыто льдом, водопады же замерзают, образуя причудливые глыбы льда, в виде сталактитов.

Вторая пещера характерна большим количеством пустых пространств. Так же, как и в первой, расщелина у подножья скалы, расширяясь к низу, превращается в подземный ход, который, разветвляясь на два коридора, приводит к обширному [126] обвалу. Отсюда идет целый ряд небольших ходов, упирающихся в маленькие пещерки. Главный ход на юго-запад соединяет это обвал с еще большим по размерам, но очень низким. В этом коридоре много воды. Следующий обвал разделяется, не считая незначительных узких ходов, на два коридора, их которых один идет на запад, другой — на северо-восток. Последний из них пересекается целым рядом обвалов, поворачивает к югу и заканчивается громадной трещиной, через которую, вероятно, и проникает вода в пещеру.

Стены и потолки коридоров покрыты целым слоем фантастично выкристаллизовавшегося льда, который вместе с замершими мощными струями воды представляет чрезвычайно красивое зрелище.

Галерея на запад, проходя в свою очередь через целый ряд больших и малых обвалов, заканчивается громадным по своей величине обвалом, имеющим саж. 30 в квадрате и саж. 10 высоты. Дно этого обвала покрывают огромные глыбы гипса, величиною в несколько квадратных саж., со стен и потолка нависли еще не обвалившиеся породы. От всей этой картины получается впечатление, как будто порода взорвана каким-либо сильно действующим взрывчатым веществом. Самая длинная галерея этой пещеры более 80 саж. длины. Гипс встречается здесь в виде кристаллической массы зернистого или волокнистого строения, желтоватого или голубоватого цвета; в некоторых местах он переходит в алебастр с вкрапленными, хорошо выраженными, довольно крупными кристаллами гипса.

Кроме указанных двух пещер у Кулогор, существует еще ряд других. По рассказам кулогорских крестьян, существует еще третья большая пещера, которая тянется более чем на 4 в. Но проникнуть в нее в настоящее время нет возможности, так как вход завален обрушившейся породою. Известна также пещера у д. Вонги, у Красногорского монастыря и др.

Г. Шенкурск расположен на высоком живописном правом берегу р. Ваги. Название Шенкурска встречается впервые в истории в 1315 г., когда новгородский посадник Василий Своеземцев купил от чудских князьков земли “от Шенкурского погоста до ростовских меж”, впоследствии известные под общим именем “Боярщины”. О времени основания Шенкурска не точных известий, но приведенное упоминание свидетельствует, что Шенкурский погост существовал весьма давно. Шенкурск получил название от р. Шенги, которая прежде текла под самым городом, возможно, называлась Шенга-Курья. В 1446 г. этот погост, уже в значении посада, упоминается по случаю похода Василия Шенкурского на Югру вместе с новгородцами. При Иване Грозном Шенкурск был отнесен к числу городов, входивших в состав опричины. В 1629 г. в “грамоте на Вагу” царя Михаила Феодоровича Шенкурск назван городом, в 1640 г. — Шенкурским острогом. В 16 веке в Шенкурске было учреждено особое присутственное место “Важский Софийский Двор”, в котором временно проживали приезжавшие из Новгорода старосты и десятники, управлявшие всеми имениями и церквями по р. Ваге, данными новгородским вечем на содержание новгородского храма Св. Софии. При царе Михаиле Феодоровиче, до 1647 г., гор. Шенкурск со всей Важской областью управлялся стольниками и воеводами, назначавшимися от Московского Приказа Большого Двора; до 1712 г. состоял [127] в ведении Ижорской канцелярии; до 1723 г. числился в Архангельской губернии.

С 1780 г. Шенкурск вошел в состав Вологодской губ., при чем из Важской области было учреждено два уезда: Шенкурский и Вельский, а бывший Великоважский уезд был переименован в Шенкурский, с назначением Шенкурска уездным городом, и в 1799 г. включен в Архангельскую губернию.

Число жителей Шенкурска в 1913 г. достигало 1.743 человек. Шенкурск, небольшой уютный и чистый городов, в летнее время является лучшим дачным местом во всей Архангельской губернии. Город окружен великолепными сосновыми рощами. Против города за рекой расстилаются необозримые луга.

Шенкурский уезд считается Архангельским югом, где природа несравненно богаче, климат теплее, нежели в остальных районах губернии. Уезд граничит на 96 верст с Вельским и на 233 вер. с Сольвычегодским уездами Вологодской губернии, на 151 вер. с Каргопольским Оленецкой губ., на 114 вер. с Пинежским и на 245 вер. с Холмогорским.

Почва в уезде песчаная, лишь местами глинистая и болотисто-торфяная. Уезд орошается р. Вагой. Расположенный на пути торгового движения в Белому морю, Шенкурский район, как сборный пункт торговцев, рано приобрел торговое значение. Благовещенская ярмарка, существовавшая еще в 18 веке, особенно развилась в половине 19 века, однако, в последнее время стала значительно клониться к упадку.

Есть указания, что прежде по р. Ваге были серебряные рудники. В настоящее время из полезных ископаемых в пределах уезда известны болотная железная руда, серный колчедан, известковый камень. В половине 17 века была сделана попытка основать в пределах района железную промышленность. Выше Шенкурска, по Ваге, был основан чугунно-плавительный завод, а близ Шенкурска — пушечно-литейный, но после уничтожения последнего Петром I, горное дело в районе пало.

Еще в 16 веке район приобрел известность, как крупный центр смолокуренного производства.

Площадь Шенкурского уезда исчисляется в 2.006.000 дес. Население уезда в 1913 г. достигало 98.895 человек. Занятиями населения является лесопромышленность, смолокурение, скотоводство, отчасти рыболовство и охота.

В 1913 г. в уезде было посеяно: ржи — 100.182 п., пшеницы — 1.845 п., ячменя — 94.351 п., гороха — 2.599 п., картофеля — 85.565 п. и овса — 60.018 п.

В 1913 г. в уезде числилось: рогатого скота — 25.752 гол., лошадей — 11.864 гол., овец — 25.616 гол. и свиней — 917 гол. Из других промыслов населения следует отметить кожевенное и овчинное производства.

[128] Из достопримечательностей уезда являются древние села и монастыри, раскинувшиеся по течению р. Ваги. Следы этой первой колонизации Севера, в виде развалин монастырских стен, служивших некогда защитой от “чуди белоглазой”, да одиноко высящихся на крутых обрывистых берегах рек колоколен и церквей чудной древней архитектуры, белеющих на фоне вод и полей, и поныне свидетельствуют о былой энергии Новгородской вольницы. Церкви на Севере имеют своеобразный местный оттенок и служат памятниками древнего зодчества. В островерхих, крытых шатром и в чешую, обнесенных галерейками с узорной резьбой церквях Севера чувствуются мотивы окружающих хвойных лесов. Живопись в церквях стиля новгородского, строгая, “по подлинникам”.

В некоторых местах Шенкурского уезда встречаются земляные сооружения: городища, курганы и рвы, находятся все возможные старинные вещи, оружие.

Г. Онега лежит под 64054’ с. ш. и 38007’ в. д. на правом берегу устья р. Онеги. Г. Онега в старину состоял из нескольких слобод и звался Усть-Янскою волостью.

Первоначальное заселение края относится к первым временам появления новгородцев на берегах Белого моря еще во времена княжения на Руси Василия Темного. При набегах литовцев и русских изменников на северные окраины России, около 1613 г., Усть-Янская волость была почти совершенно выжжена.

С 1657-1764 г. волость, по указу царя Алексея Михайловича, принадлежала со всеми рыбными тонями, сенокосами владению соседнего с ней Крестного монастыря. В 1764 г., по выходе нового Уложения о монастырях, Усть-Янская волость была причислена к Новгородскому наместничеству, в Белозерскую провинцию, Каргопольской Воеводской Канцелярии.

В 1774 г. Янская волость была приписана к Вологодскому наместничеству, в Архангельскую Воеводскую Канцелярию.

С 1761 г. в Онеге существовала лесная контора англичанина Тома. Двадцать лет производил Том здесь свою торговлю по контракту, заключенному им с северным монополистом графом Шуваловым. В это время было отпущено в море более 18 коммерческих судов и до 20 речных, выстроенных на двух местных верфях и нагруженных петрозаводским железом, волжским хлебом, онежскими досками и канатами.

… “Во всех оных 22 станках положено от казны в год выпиливать 33.000 тесниц, — пишет в своем дневнике Челищев… Когда в мою в Крестном монастыре бытность стояло 15 английских купеческих судов на рейде, из которых ни одно меньше ста двадцати фут не было следовательно. На каждом можно нагрузить по двадцати тысяч тесниц. И так как одни сии суда нагрузить надобно, чтобы было триста тысяч тесниц?

[129] В оном г. Онеге, тому назад лет 35 англичанином Василием Васильевичем Гомом заведено было строение купеческих кораблей, и каждый год выстраивал он на продажу иностранцам до 16 кораблей, для оснастки которых, а также и на продажу была у него канатная фабрика и прядильный двор в большом заведении, но тому, как оное строение, канатная фабрика и прядильный двор за упадком того англичанина уничтожились, минуло лет 15; и оные фабрики, заготовленный им для корабельного строения лес и выше показанные пильные мельницы, за занятые тем англичанином Гомом из казны деньги, все осталось в казенном ведомстве и распоряжении и теперь уже корабельного строения нет, и канатная фабрика с прядильным двором стоят пусты, и величайшие заведения строений брошены на сгниение”.

В 1780 г. Устьянская волость была объявлена городом Онегой и в 1784 г. причислена к Архангельской губ. В 1781 г. по следующему указу императрицы Екатерины II в Онеге учрежден был открытый порт: “учредив при самом Вологодском наместничестве город Онег для доставления жителям его пропитания, в распространении торговли всемилостивейше позволяем от пристани сего нового города выпускать российские продукты и товары, коих вывоз не запрещен особыми указами с пошлиною до будущего нашего соизволения, каковая собирается в городе Архангельском; равным образом ввозить туда все незаповедные товары с таковою же пошлиною, которая при Архангельском порте установлена для оных, чего ради для досмотра и сбора настоящую определить таможню, с потребным числом служителей, под веденьем казенной палаты Вологодской губернии”.

Близ города расположены великолепные рощи корабельного леса. Город Онега выглядит опрятно. Население города в 1913 г. достигало 5.320 человек.

Онежский уезд расположен по среднему течению р. Онеги, а также южному и восточному побережьям Онежской губы.

Площадь уезда 2.686.000 десятин.

Поверхность уезда холмиста, постепенно понижается к морю. Около 80% площади находится под лесами. Из полезных ископаемых встречается болотная железная руда. С 16 века по южному побережью залива существовали многочисленные соляные варницы. В реках края попадается жемчуг. Уезд населен исключительно великоруссами.

Население уезда в 1913 году достигало 45.703 челов.

Основное занятие жителей лесопромышленность в пределах района, работа на лесопильных заводах и рыболовство, а также морские промыслы и лесная охота. Главной промысловой рыбой, добываемой в р. Онеге, является семга, особенно известная семга “порог”. Р. Онега богата миногой, которой добывается ежегодно, несмотря на примитивность промысла, свыше 600.000 шт. В С. Малошуйке, Унежме, Кушереке и г. Онеге развито значительно судостроение и мореходство. Из сельско-[130]хозяйственных занятий развито скотоводство и в южной части уезда земледелие.

В 1913 году посеяно ржи — 12.387 пуд., ячменя — 58.413 пуд., овса — 2.952 п., картофеля — 28.667 пуд.

Рогатого скота в уезде в 1913 году — 13.413 голов, лощадей — 7.389, овец — 18.847.

Г. Кемь расположен под 64056’ с. ш. и 34038’ в. д. от Пулкова, на обоих берегах р. Кеми, в 8 верстах от впадения ее в море. Город расположен в котловине, окруженной горами “вараками”, покрытыми лесом и мхом. В летнее время Кемская местность напоминает красивые финляндские пейзажи.

В архиве Кемской ратуши сохранилась рукопись, начатая по приказу Олонецкого наместнического правления в 1784 г. и продолженная до 30 годов прошлого столетия. “История о новоучржеденном городе Кеми, состоящем в Олонецкой губернии в Петрозаводском ведении, при пределах Белого моря, Северного окиана, на реке Кеми”.

– “… в лето 1579 и 1590 оная Кемская волость от шведов дважды была воюема. Храмы Божии и обывательские домы выжжены, жители побиты, иные в полон взяты, а другие разбежались. По наступлению лета 1591, — июня, по грамоте царя и великого князя Федора Иоанновича, Кемская волость отдана Соловецкого монастыря игумену Иакову с братиею. Того же лета, августа 2 дня по таковой же царя и великого князя грамоте, велено ему, игумену с братиею, ведать суд и расправу над крестьянами властям Соловецкого монастыря или кому они прикажут”.

Этим и ограничиваются все сведения о первоначальном заселении города, что подтверждает и соловецкий летописец. В 15 веке, по его свидетельству, Кемь называлась уже волостью и принадлежала посаднице Марфе Борецкой. Марфа в 1450 г. подарила эту волость вместе с другими Соловецкому монастырю. После падения Новгородского веча, Кемь сделалась государевою собственностью. В 1657 г. в Кеми выстроен двухэтажный острог и вооружен пушками и пищалями.

– “В 1764 г. по указу ее величества государыни императрицы Екатерины Алексеевны, оной Кемской город из вотчины Соловецкого монастыря под ведомство государственной коллегии, присланным от Архангельской губернской канцелярии, поручиком Матвеем Какушкиным отведен и управляем был, — как прочие духовные вотчины, архангельскими экономическими казначеями. В 1785 г. мая в 16 день, по именному государыни императрицы Екатерины II указу, данному правящему должность Олонецкого и Архангельского генерал-губернатора, господину генерал-поручику Тутоломину велено пределы Олонецкого наместничества распространить до Белого моря и Кемский городок переименовать городом. А того же 1785 г. августа 22 дня прибывшим нарочно его превосходительством, господином статским советником, Олонецким губер[131]натором Гаврилою Романовичем Державиным с церковною надлежащею церемонией открыт”…

В 1799 г., при разделе Олонецкой губернии между Новгородской и Архангельской, г. Кемь был зачислен уездным городом последней. В настоящее время г. Кемь является главным административно-общественным центром Поморья. Жителей в г. Кеми в 1913 г. насчитывалось 3.012 чел.

С 1914 г. Кемь составляет одну из главных станций Мурманской железной дороги.

Достопримечательности г. Кеми составляет древний собор своеобразной архитектуры, построенный в 1714 г. из так наз. “рудовой” сосны.

Кемский уезд занимает западное побережье Белого моря и простирается вглубь материка до границы с Финляндией. Площадь уезда 4.550.878 дес. Поверхность уезда, особенно в западной части, холмистая; междугория покрыты хвойными лесами. С приближением к морю поверхность становится все более и более каменистою и болотистою. В Кемском уезде много озер, рек, речек, ручьев, большинство которых впадает в озера.

Ископаемыми уезд очень богат. В р. Верхнем Выге, в 40 вер. от Выгозера, стоял основанный в 1694 г. причетником села Шуньги — Даниилом Филипповым, известный “Даниловский” старообрядческий скит и братия скита занималась разработкой местных руд, чеканила серебряные рубли высокой пробы, выделывала медные образа, складни и медную посуду, до сих пор встречающуюся в обиходе.

В Нижнем Выге, на правом берегу реки, близ погоста Надвоицы, разрабатывался в прошлом столетии Воицкий золотой рудник. Особенно много в уезде железной руды; местами встречается магнитный железняк. Железная руда в самом ничтожном количестве разрабатывается населением самым примитивным способом на собственные домашние потребности. В минувшем столетии здесь вырабатывалась проволока, рыболовные крючки, имевшие сбыт даже в Норвегию. Местами встречается в уезде медная руда, цинковая, залежи точильного камня и слюды, охра, белая глина. На острове Медвежьем разрабатывалась серебро-свинцовая руда.

Быстрым экономическим расцветом Кемский район обязан отчасти деятельности соловецких монахов, которым вскоре после основания монастыря была отдана вся Кемская волость. Значение монастыря в крае стало падать с половины XVII века, когда стало расти промысловое значение Поморья на Мурмане. Район стал приобретать торговое значение, как посредник в торговле хлебом с Норвегией, а также в нем процветало солеварение. Главными центрами торгового обмена служили: Архангельск, Шунгская ярмарка (Повенецкого у., Олонецкой губ.) и норвежские порты: Вадсэ, Вардэ, Гаммерфест. В первой половине XIX в. солеваренный промысел окончательно пал и взамен его стала развиваться лесопромышленность.

[132] Кемский уезд населяют великоруссы — “поморы” и карелы. Население уезда в 1913 г. — 46.442 чел. Карелы населяют западную часть Кемского уезда, прибрежье Белого моря — русские.

Поморы живут в селениях и деревнях, расположенных большею частью при устьях рек, на расстоянии друг от друга иногда от 20-40 верст. Наружный вид поморских селений говорит о значительном благосостоянии жителей. Домашний склад жизни поморов носит патриархальный характер. Поморы религиозны. Поморье — гнездо староверства-беспоповщины, и между поморами оно значительно распространено. Раскол Поморья имеет глубокие исторические корни. Приверженцы “древнего благочестия”, ярые противники “новшеств” известного Никона — спасались бегством в дремучих лесах Севера. Поморье издревле составляло вотчину Соловецкого монастыря, стоявшего во главе раскола в XVII веке. Даниловский скит, на р. Выге, объединял раскол Поморья. В укладе жизни поморов до сих пор видны следы старообрядчества.

Православные поморы приглашают старух старообрядок петь панихиды, наделяют их деньгами и богато угощают. Для этой цели у некоторых поморов вся посуда разделяется на староверскую и мирскую. Староверы считают грехом есть или пить из одной посуды с православными. Староверство, по понятием населения, будто бы способствует достижению счастья и богатства. По своему характеру — староверство грубое, закоснелое в дебрях Поморья, различных толков, среди которых имеют себе место самые извращенные и дикие понятия. У поморов много поверий и суеверий. Верят они в домовых, водяных, колдунов, в наговоры… Тяжелый кошмарный сон помора объясняется не иначе, как “душил хозяин” — домовой. В этих случаях прибегают к силе “Креста” или “Святой Воды”, а чаще всего к колдуну, который помогает наговорами. Знахарство сильно распространено в Поморье и имеет самые нелепые виды. Выросло оно благодаря общим некультурным условиям жизни населения у которого нет ни школ, ни медицины. Насколько велик штат знахарей, можно судить по тому, что почти все они не берутся за лечение человеческого организма в целом, а избирают какую-либо специальность. Знахарки в большинстве случаев при лечении употребляют в качестве медикаментов — сахар, корку хлеба, соль, уголь и т. п., маскируя якобы целебное значение их нашептываньем и причитаньем; при некоторых болезнях они пользуют больных исключительно заговором. Форм и текстов заговоров у знахарей бесчисленное множество, с грубо искаженными религиозными оттенками: “Стану благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами под восточну сторону. Под восточной стороной стоит часовня. В этой часовне стоит Антипа зубной бог, помолюсь Антипе, зубному богу: “Антипа, зубной бог, схода на буево, на буеве лежит мертвый мертвец, спроси у этого мертвеца, не болят ли у него жилы, зубы и не тоснут ли у него скулы”. [133] Ответил мертвый мертвец Антипе, зубному богу: “не болят мои жилы, зубы, не тоснут мои скулы”. Так бы не болели у больного раба (имя), не болели бы жилы, зубы, не тоснули бы у него скулы. Аминь”. Воск кладется на зубы, щепотка соли, растворенная в воде, выпивается, корка хлеба и сахар съедаются натощак рано утром.

При кровотечениях и ранах знахарь туго повязывает последние, а при чтении заговора величает больного не по отчеству, а по имени матери, напр.: “Иван Марфич”.

Для предупреждения развития водобоязни знахари прижигают места, укушенные бешеным животным, раскаленным железом несколько раз. Водобоязнь лечат исключительно заговором. Для этого берут корку хлеба таких размеров, чтобы можно было написать на ней слова заговора. Посредине корки ставится чернилом крест, а по сторонам ее “Ис. Хр.” и “Н. К.” Когда слова заговора написаны на корке, знахарь-заговорщик, поставив перед иконами зажженную свечку, становится, как и человек, обратившийся к нему за помощью, на колени перед образом и прочитывает следующие слова: “Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. Арон, Аарон, Линор, Етлинор, Каклинор, Дельфин, Дедельфинор, Деа, Деус, Лицион, Визион, Вион, Квион, Реквион, Калькаро, Рокс, Прекс, Ирокс, Веракс, Тазас, Салюс, Деус, Менс… Амен”. “Боже, в помощь мою вонми”… На корке приписывается также и день святого. Она съедается больным натощак в течение трех дней. Особенно любимым средством лечения среди крестьянского населения считается кровопускание. Болен ли кто какой-либо внутренней болезнью, суставным ли ревматизмом, или общим недомоганием, слабостью, он терпеливо ждет прихода мезенских коновалов, которые посещают самые отдаленнейшие углы губернии и, кроме прямых своих обязанностей, охотно пускают кровь у людей. Для этой цели они имеют маленькие топорики, которыми делают насечки на разных частях тела, и выпускают по несколько фунтов крови. Лечат знахари и знахарки от всех болезней. О результатах лечения говорить не приходится. Поморы очень любят полечиться и пока еще не состарились и окончательно не ушли от всего “мирского” охотно обращаются и к фельдшерам. В большом ходу среди поморов лечение вывозимым из Норвегии “expeller’ом” и употребление “спуска” — смеси из разной дряни. Спуск употребляется, главным образом, от “порчи” “глазом”. Открытое лечение для староверов — грех. Староверки, как бы больны ни были, часто отказываются от медицинской помощи. Наблюдаются случаи, когда староверы являлись на фельдшерские пункты с собственным ведром воды в руках, из боязни “обмирщиться”, напр. При полоскании рта с больными зубами. Самые нелепые сцены здесь граничат, прежде всего, с убеждением: “так жили отцы и деды”… Среди поморов много больных венерическими болезнями, а также язвами желудка и гортани, вызванными, по-видимому, употреблением гнилостной трески и поранением костями органов.

[134] Характер помора энергичный, смелый, поморы общительны, гостеприимны. Среди поморов не мало настоящих богачей; у последних находится в долго большинство рядовых поморов. По своей смышлености и отважности, поморы не имеют себе равных среди русских. Море — это жизнь помора. С раннего возраста поморы привыкают к морю. С 10-12 лет идут они уже на тяжелые мурманские промыслы вместе со старшими. Не отстают и женщины от своих мужей в умении обращаться с судами и своим бесстрашием10. В то же время поморки очень мягкосердечны и ласковы. Свою речь они щедро пересыпают эпитетами: “красно солнышко”, “дружок”, “родименький” и т.п. Даже скотину свою называют не иначе, как “пестронюшка”, “картюшко”. Зато при ссорах поморки прямо зверски дики. Красивый своеобразный костюм поморок, состоящий из широчайших длинных сарафанов, собранных повыше талии в аккуратные мелкие складки, и сорочек с глубоким вырезом у ворота и широкими длинными рукавами, туго охватывающими руки у кисти, в последнее время все больше и больше заменяется обыкновенным городским платьем. Поморы очень чистоплотны. Свой дом они содержат весьма опрятно. Любят ходить в баню особенно перед праздниками. Помор очень любит почитать или послушать рассказы бывалых людей о том, “как люди на белом свете живут”.

Велико у поморов пристрастие к вину. Всякое начинание, каждый шаг его обыденной жизни сопровождается попойкой: “правильное”, “отвальное”, “путевое”, и так без конца. Страшная приверженность к водке нашла себе выражение даже в современных нелепых и преимущественно пошлых частушка-песнях Поморья, с развитием городского и заводского влияния на Поморье, заменивших собою дивные поморские песни. В нежных тонах воспевалась в поморской песне жизнь северянина, — при… “глубоком морюшке”, “во чужой далекой сторонушке — окиян-море”, — и все события поморской жизни находили себе яркое выражение в песне. Простота и глубокое содержание этих песен составляет истинную народную поэзию, все более и более вытесняемую с севера нудной крикливой-грязной частушкой, распеваемой под “тальянку”.

Среди всякого рода увеселений поморской молодежи самое видное место занимают вечеринки, на местном наречии “вецерина”, которые начинаются со дня приезда поморов с Мурмана и продолжаются с небольшим перерывом до Великого поста.

Свадьбы имеют в Поморье определенный сезон между святками и Великим постом. Объясняется это тем, что лето мужчины проводят на Мурмане и приезжают обратно только осенью. Свадьба начинается сва[135]таньем, которое выполняют обыкновенно самые близкие жениху люди, чаще всего родители. Сосватанные жених и невеста устраивают прощальную вечеринку для товарищей и подруг. В некоторых селениях Поморья существует обычай в ночь накануне свадьбы “водить на гулянье кругом” жениха и невесту. Последние, окруженные огромной толпой девушек и парней, с песнями гуляют по улицам села, нередко вечером с зажженными фонарями, которые носят будущие шаферы. Началом же поморской свадьбы считается, так наз., “рукоданье” (рукобитье). На свадьбу приходят женщины, вспоминают о красных днях своего девичества и вместе с невестой плачут и причитают огорьком житье-бытье замужней женщины-поморки. В Поморье причитания являются неизменными спутниками свадебных и похоронных обычаев. В каждом селении Поморья имеется целый штат “подголосиц”, назначение которых состоит в том, чтобы помогать плакать и причитать. Подголосицы получают денежное вознаграждение и почести.

Обыкновенно к церкви стекается все население, чтобы посмотреть, “как невеста с женихом будут держаться у венца”. Мужчины приходят в церковь с заряженными ружьями и встречают “свадебный поезд” оглушительными залпами. По прибытии в дом жениха, невесте на голову одевают расшитый золотом поморский повойник, что означает вступление в женское житье “подначальное”. Иногда сменяют и весь костюм из опасения, что на него во время венчания попал “дурной глаз”. Встречают гостей чаем, рыбниками из всевозможной соленой рыбы, шаньгами, пирогами, десертом. Водка истребляется в невероятном количестве. По словам стариков-поморов, в прежние времена свадьбы справлялись целую неделю, при чем на каждый день полагались особые причитания и обрядности. Поморская свадьба со всеми ее традициями за последнее время начинает вырождаться.

Примечания

1 Архангельский монастырь, самая древняя обитель на Севере, построена на 400 лет ранее Архангельска. После пожара в 1638 г. монастырь был перенесен на то самое место, где находится поныне т. н. “Вячеры”. [108]

2 По возвращении Ченслера в Англию учредилась компания, получившая исключительное право торговли с Россией: “The merchant adventurers of the Moscovy or Rnssia Company”, существовавшая и до ныне. [109]

3 Соломбала (по- фински “болото”) ныне составляет 3-ю часть Архангельска и соединяется с ним мостом, перекинутым через р. Кузнечиху. [111]

4 В 1863 г. Новодвинская крепость была упразднена, а здания ее переданы в ведение духовного начальства для нужд епархиального женского училища. В 1897 г., верки крепости, сложенные из отличной плиты, стали разбираться для нужд железной дороги, на которую было продано местной епархиальною властью 14 саж. камня, но это было остановлено Археологическим комитетом. [112]

5 В 1718 г. Петр Великий издал указ, дозволявший в Архангельске торговлю пенькой, но запрещавший вывоз из него хлеба и ввоз драгоценных товаров. Две трети всех товаров было приказано привозить в Петербург. На многократные жалобы иностранных купцов, сильно стесняемых таким положением торговли, Петр ответил: “Приложение принципов всегда трудно, но с течением времени все интересы примирятся”. [112]

6 При разделе России на губернии, в 1708 г., Архангельск был назначен главным городом губернии. С переименованием губерний в наместничества, в 1784 г., Архангельск был назван губернским городом. Герб Арх. губ. Изображает Архангела Михаила, попирающего черного дьявола. В одной руке Архангел держит золотой щит с синим крестом, а в другой огненный меч. [114]

7 Посадка картофеля в Архангельской губ. Долго не прививалась, вследствие суеверия населения, считавшего картофель от “нечистой силы”. [118]

8 “Святой Николай” (Морской) пользуется на Севере наибольшей популярностью и считается покровителем всех мореходцев. Его имени посвящены некоторые морские мысы, большая часть поморских судов; при отправлении в море икона Николая всегда помещается в корме каких бы то ни было судов. [119]

9 В то время как на Кулое, Пинежского уезда, крепость рассола достигала 2 1/20 по Бомэ, во Владыченских промыслах Онежского уезда — 30, в Унском посаде 4,50, Лудском — 4,20, Ненокские соляные колодцы давали рассол от 80 до 10 1/20 крепости. [120]

10 Нередко наблюдаются случаи, когда команды морских парусных судов, приходящих из Поморья в Архангельск, состоят из поморок. Поморки участвуют иногда наравне с мужчинами в морском промысле рыбы. [134]


<<< к содержанию | следующая глава >>>

© OCR Игнатенко Татьяна, 2012

© HTML Игорь Воинов, 2012



| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги отзывы о проекте контакты ссылки
Реклама:
массажер релакс тоне . Уничтожение насекомых . Вот здесь недорогая одежда для собак с доставкой по Москве. , Фактор комфорта магазин женской обуви больших размеров.

Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.