В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Пошман Антон Петрович

Архангельская губерния в хозяйственном, коммерческом, философическом, историческом, топографическом, статистическом, физическом и нравственном обозрении ... составленное в 1802 году. - Архангельск: Губ. типография, 1873 - Т.II. - 174 с.

Сочинение о Белом море - наиболее любопытное произведение фон Пошмана. Здесь он впервые пытается дать подробное (почти монографическое) историко-этнографическое исследование поморского и саамского населения Кольского полуострова. при этом он использует не только собственные наблюдения и материалы пересказов, но и "живой рассказ" о путешествии в Баренцево море лейтенанта Кордюкова, которое он совершил в 1800 году (сюжет про "пропащие места"). Кроме того, очевидно, что Пошман пользовался и поморскими лоциями, что говорит о том, что в это время они широко использовались.

 

ЗАМЕЧАНИЕ О БЕЛОМ МОРЕ

А паче о береге его от местечка Плотны до Лумбовского селения, с вернейшим описанием внимания достойных островов, их жителей, промыслов, нравов, и прочих предметов

Введение

Вернейшим средством к усовершенствованию сельдяного и прочих рыб промысла, на основании настоящего Голландского способа, весьма служить может предварительное знание, как местоположения берегов и островов Белого моря. так и находящихся при оных разных рыб, средств их доставание и всех прочих предметов к сей цели служащих.

В таковом уверении старался я, сколько время и силы мои позволяли, собрать из несумнительных источников объяснения в рассуждении различных предметов, к цели распространения сельдяного и прочих рыб промысла относящихся; и приняв оные основанием, делаю замечание о Белом море; а паче о береге его, от местечка Плотны до Лумбовского селения, и описываю, наконец, внимания достойные острова, их жителей, промыслы, нравы и прочее.

Сколь сие замечание, к сближению сей помянутой возделенной цели служить может, сие от проницательности, всякого рассудительного человека ускользнуть не может; ибо ежели при обрабатывании какого-либо предмета главнейшим есть правилом узнать: во 1-х, существо предмета, кое или дает удостоверение в возможности обрабатывания оного; во 2-х, относительно до средств к его обрабатыванию служащих, кои нам дают основание способов, каким назначенной предмет обрабатываться должен, из чего, наконец, следует, что знание существа предмета и средств к обрабатыванию оного неоспоримо должны содействовать исполнению нашего желания.

Так, а не иначе быть может, и быть должно в рассуждении сельдяного промысла, ежели компания сельдяного и прочих рыб промысла имеет предварительное знание о существе сельдяного и прочих рыб промысла, то непременно ей следует иметь достаточное знание о источниках к извлечению предлагаемых себе из оных польз служащих.

Вот главная причина, которая ту, сердечную на меня возложила обязанность поднести с достодолжным благоговением Вашему Императорскому Величеству сие мое замечание.

О островах Иоконских
Острова Ииоконские или просто называемые Иоконские, лежащие не в дальном расстоянии от берега, имеют довольно хорошее якорное место.

Вид оных с моря
Острова сии не слишком приметны идучи с моря, потому что берег против оных хотя к воде низменный, но отлого возвышается, внутрь берега возвышение сие продолжается постепенно почти верст на пять, от чего вид оного берега с моря кажется высокой, а острова не так высоки и при том близки к берегу, и так идучи по берегу, когда подойдешь поближе, то увидишь три острова лежащие к Ниу немного отдалены от прочих.

Вход в оные острова
Три прохода, которыми можно входить за сии острова, из коих первый к Ниу лежащей называется Рогачев; он довольно кругловат и низок; между сим островом и матерым берегом довольно хороший есть проход против NO к конечности есть в саженях 50-ть камень, а в самом проходе чисто, глубина 8 и 9, а далее будет 6 и 7. В малую воду в проходе придерживаться надобно более к островам; нежели к берегу.

Самый большой остров Олений, которой длиною версты четыре, на оном два возвышения довольно приметные, к сему острову можно подходить близко; разумеется не с морской стороны. Между сим и небольшим островом, называемым Сальным или Корабельным то есть, которой к Додю, лежит от сего острова проход очень узкий не более 70-тн сажен, но можно почесть за самой лучшей, потому что возле сего почти берега смело можно идти. глубина в проходе от 13 до 8 сажен.

Большой проход между Сальным и Медвежьим островом, то есть, где отделяются три к Ниу лежащие острова от прочих. Сей проход очень широкий и не слишком удобен, потому что есть тут подводная банка, она ближе к самому острову и так входя в сей проход придерживаться надобно более к Медвежьему: то есть к додю лежащему острову, и проходя гораздо поворачивай к якорному месту, потому что сия банка немного выдалась к берегу против островов.

Где якорное место
Становиться на якорь лучше всего за большим островом Оленьим: есть тут однако камень, которой в малые воды иногда открывается. Он придет почти против средины острова, однако ближе к матерому берегу. Надобно его беречся и придерживаться более к острову, нежели к берегу. Можно стать на якорь против N оконечности сего острова; а лучшее якорное место против двух холмов на южной половине острова. Тут еще близь острова есть комень, то против почти оного став на якорь, можно быть укрыту совершенно от всех сторон.

Грунт есть песок почти во всех местах; однако довольно хорош для якоря, глубина тут 10 и более сажен.
За Медвежьим островом можно стоять на якоре только при NW ветрах, следовательно, не слишком хорошо тут стоять.
За небольшим зеленым островом или близь устья реки можно стоять безопасно.

При каких случаях и ветрах туда заходить можно?
В сей остров иностранные суда в довольном количестве заходят ежегодно, от льдов, идучих в Белое море. Впрочем, должно сказать, что идучи из океана в Белое море заходят в сии места, но когда не понадобится потому, что на Ниу, при которых удобнее в сии острова заходить можно будет благополучнее.

Число судов какое поместиться может
Идучи уже из Белого моря сии острова могут служить великим убежищем (они) от S и NW ветров, за сими островами может стоять судов до 15 расположась в разных местах.

Вход в реку Иокану
В реку Иокану заходить также можно, идучи во оную увидишь по положению берега реку, у которой на левой стороне, отменно высокой берег; входя во оную к острову, которой будет на правой руке, неблизко придерживайся, потому, что есть подле него подводные камни. К реке надобно идти срединой в остановиться на якорь можно где угодно; глубина 5 и 6 сажен, а далее есть 6 сажен.

Возвышение воды
Река от проливов не переменяет свое течение; однако ж очень чувствительно оное уменьшается. Возвышение воды примечено в островах Иоконских, во время новолуния 3-х сажен, а во время четвертей 2 сажени. а самые большие воды и при ветрах N, NW возвышение и до 4-х сажен.

Прикладной час
Прикладной час в островах 101/2 часа, а на реке 11-ть часов.

Откуда река Иоакана вытекает?
Река Иоакана вытекает из Нила озера, которое придет против семи островов верстах во сто, близь горы Ксивы называемой, сии горы простираются, как сказывают, на NW; шириною на 5 и 6 верстах, от начала семиостровов продолжаются почти к Поною. Сия громада гор служит великою приметою для лопарей, которые зимой живут. Все места почти близь сих гор, по сю сторону сих гор, то есть к морю, тундристые, гладкие; а по ту сторону сих гор ростет лес, отчасти березник и ельник.
Три реки, Поной, Иокана и Воронья очень близко друг от дружки и почти из одного места начало свое имеют, впадают совсем в разные страны, река Воронья по сию сторону Колы, а Поной и Иокана уже на Терском берегу, и так устья сих рек занимают пространство на 500 верст.
Сия река Иоакана извиванием своим протекает чрез небольшие озера, впадает в Иок озеро называемое, которое от устья около 7 верст, из сего озера изгибом течение свое имеет к NW.

Порог реки
От устья в 4-х верстах есть порог, до которого с великим стремлением течет по каменьям и мелко так, что на лодке пройтить нельзя, а от сего порога быстроту свою уменьшает, разливаяся гораздо шире и глубже. Так что в больших судах можно заходить почти то самого порога.

Изобилие сей реки рыбою
Сия река изобилует рыбою семгою, которая доставляет довольно хороший доход жителям, вода в реке чиста.

Леса по оной
Лесов по оной реке мало, и то малорослый березник, служащий только для топления жителям.

Число душ при реке живущих лопарей
При оной реке живут лопари, которых мужеского пола тридцать три души, женского тридцать душ; четыре семьи живут при пороге реки; а большая часть все на озере, которое в 7-ми верстах от устья.

Число душ всего народа
Весь тамошней народ, называемый Терские лопари, состоят из 141 души, которые зимою живут друг от друга не в дальнем расстоянии, близь Коевских гор; а летом разделяются по разным местам как-то: по реке Поною, по реке Иокане, в Лумбаксе и при небольших озерах, по нескольку числом семей для прокормления. Каждое отделенное общество называется мир, имеет сотского, десятского и все расходы и подати содержат общим миром.

О вере и владении землею
Сии Терские лопари, прихода понойского, после крещения оных в христианскую веру, были записаны под монастырями: Воскресенским. что близь Москвы, Крестным, что при Онежском устье, и дана им под владение вся Терская земля: то есть от реки Пялицы и до Иоканы. и на владение сей земли имеют грамоту, которая хранится в деревне Поное. Рыбные промыслы в реках принадлежали к доходам сих монастырей. По уничтожении оных, принадлежат сии лопари ныне короне, свободно пользуются владением и доходами своей земли, платят государственные подати, ныне уже деньгами; а прежде сказывают платили зверями и промыслами. Рекрут с оных также берут, но только за малым ростом, немного выбирают годных.

О вежах или домах лопарских, где и как живут, и в какое время
Лопари живут в вежах, которые сделаны из жердей, окладенные дерном. В верху имеют небольшое отверстие для дыму, сии вежи очень низки, так что непременно должно в них сидеть; нет ни лавок, ни столов, а должно садиться на полу. Нечистота, дым, смрад, сажа чрезвычайная, от непрестанного огня, которой жгут в средине на камнях почти беспрерывно для варения пищи, в холодные дни от холоду, а в жаркие от комаров, а можно сказать более по привычке; потому, что зимою от холода принуждены бывают непременно поддерживать огонь. Зимой оные вежи окладываюут вместо дерева снегом, подкладывают под низ бересту.

О промыслах лопарей
Лопари в земледелии совсем не упражняются, скота никакого не содержат, кроме оленей, которых зажиточные имеют до 500 и более диких оленей, лисиц, песцов. Лисиц не всегда сколько стреляют, сколько ловят ловушками, которых очень много на всех пригорках поставлено. Летом промышляют рыбу в реках, озерах, иногда и на море, в реке Иокане наиболее ловят семгу, обыкновенным образом заколами, и сетями или сибвами по их называемыми. Сей лов не всем однако живущим у сей реке предоставлен, пользуются оным только те 12-ть человек, кои отправляют почту, и содержат для сего особливую большую лодку. А зимою бывают принуждены жить по разным местам по тракту почти; прочие же лопари ловят рыбу в озерах, выезжают недалеко и в море, но только редко и ловят удами треску и прочих рыб, излишнее продают промышленникам русским, и весьма дешево, для себя ж не солят и не заготовляют.

О оленях
Лопари зимой содержат оленей близь своих веж, для сего имеют нарочито привычных к тому собак, помощью оных пригоняют сих оленей, естьли они отойдут далече, а при том они столь смирны и привычны, что редко удаляются, естьли не будет особливых к тому причин. В последнем случае, когда лопарь увидит, что корму мало становится, и олени начали отходит далее, переменяет свое жилье на другое место, выбирая где корму более.
Лопари ни в каком случае не приготовляют пищи оленям; они сами достают себе корм, во всяком месте прокапывая копытами снег, и весьма проворно добираются до земли, где достают себе пищу. Олени едят мох, разного рода ягоды и коренья; а особливо любят белой мох. Дабы олень лучше мог доставать себе корм во время больших снегов, отрезывают у них рога.

Олени способные к езде
Не малое и для лопарей многого стоящее искусство приучать сих оленей для езды, не всякой олень к сему способен. Таковых выдается из 100 не более 20-ть или 30-ть, и сии олени называются езжалые, которые гораздо дороже против других. Есть между ими также и бегуны. Способнее и крепче всех считаются для езды семиостровские олени, почему Терские лопари у них покупают или променивают. Тех, которых не могут приучивать и которые столь дики, что и поймать нельзя, стреляют, мясо употребляют в пищу, а кожу на продажу или для себя, на платье и постели; другие же остаются в стадах. Самок или важинок почти никогда не бьют, разве старых и бесплодных.
Сии олени столько смирны и привычны, что если лопарь закричит по своему, то тотчас остановятся; в сие время ловят их веревками закидывая на рога.

О езде на оленях в кережах
Ездят лопари в небольших кережах или саночках, об одном полозе, правят одною возжою куда угодно, на сих кережах не сидят, а стоят на коленях; а удалые прямо стоят, и ездят весьма скоро, непривычному человеку весьма трудно на сих кережах ездить для того, что непременно должно лежать и сии кережи очень малы; олень более 10-ти пуд вести редко может.

Каким образом ездят зимою
Весьма удивительно покажется, каким образом лопари зимою ездят, потому что дороги у них никогда никакой нет; однако без ошибки попадают в желаемое место. Собираясь в дорогу примечает, откуда ветер дует и куда надобно ехать. Отправляясь таким образом в дорогу, лопарь правит своим оленем по положению ветра, во время мятелицы, и при перемене ветра иногда заблуживается; однако тотчас поправит свою ошибку: посмотрит только на снег, куда были прежде смычки бугорков, и как лежат при новом ветре. Сии соединения бугорков примечает он, и различает места, где например болото, горки или камни; узнает в каком он месте, и тотчас переменяет свой путь. Надобно сказать. что некоторые ездят с компасами, а особливо в дальную дорогу; если же который оного не имеет, то узнает по камням, ибо к NO камень бывает всегда горой, а к Z более на нем моху. Также и по лесу деревья бывают к N глаже, а к Z-ду шероховатее. Естьли начнется столь сильная мятелица и буря, что не как ехать не можно, то обернув свою кережу, ложится под нее, оленя же привязывает близь себя; иногда так их заносит снегом, что с нуждою можно встать и открыться. Если отправляются в дальную дорогу, берут с собою салвасы: то есть парусы (и) несколько жердей, поставя сии жерди, обтягивают парусами, делают род шалаша, по их кувакса или стан называется, берут же с собою дрова, котлы и варят себе оленье мясо.

Сбережение оленей от волков
На лето лопари оставляют свои зимние вежи, и забрав некоторую часть своего имущества, а некоторое оставя на месте без всякого присмотру, переезжают к рекам и озерам, а оленей некоторых распускают на волю по тундре. Езжалых же и ручных перевозят на острова, и чрез то сберегая их от волков, которых как сказывают, нынешний год явилось очень много; сии волки весьма много губят сих оленей, и сим делают крайнее разорение лопарям: не столько переедят, сколько сами олени убегая волков, упадают с гор и убиваются.
Олени бегают столько скоро, что волк догнать их не может; ибо волки всегда стараются с такой стороны подходить, чтоб олени бежали бы от них под гору, по каменьям и щелям от чего споткнувшись упадают и много погибают. На островах же не только много бывает корму, от чего и не бывают они столь жирны и крепки, как те, которые по тундре на воде ходят.
Лопари живут при реках только до сентября месяца или еще в половине августа уезжают к тундрам для собирания своих оленей, в сентябре олени начинают случаться; в сие время бывают они очень смирны и ходят стадами всегда против ветра; и когда понадобится лопарю их искать, то примечает откудова ветры, в той стороне и ищет.

В какое время стреляют оленей
Найдя такое стадо, стреляют оленей, некоторых ловят и приучают к себе. Клеймят своими клеймами. Если лопарь застрелит чужого оленя: то должен заплатить за худого лучшего своего, в таком случае они очень смотрят на клейма и редкий ошибается.
Молоденькие принадлежат тому же хозяину, если за своей маткою ходят.
В сие осеннее время, бывают у оленей самое лучшее мясо и кожа. Весною от худого зимнего корму, имеют они очень худое мясо и кожу.

Состояние оленей летом
Олени летом совсем находятся близь хозяев своих. В сие время они бывают все в угрях, линяют, теряют свои рога и сделаются не хороши. Комары же пуще всего одолевают их, разъедают их обыкновенную болезнь, бывающие на ногах раны, В сем случае находятся они в жалком состоянии. Лопари зажигают тогда курева, пуская сколько можно больше дыму, и олени все приходят к сему огню, стараясь стать под дымом.
Лопари делают иногда сараи и в них производят курево, сим несколько освобождаются олени от злой своей участи.
Сии невинные звери не требуя ни чего, от своих хозяев, приносят им столь много выгоды, что без них лопари были бы самые бедные люди; олени лопарей возят, кормят, одевают, да и доходы денежные дают.
Смотря на жизнь сих лопарей, должно сказать, что самые бедные люди, потому, что они ничего не имеют для жизни необходимо нужного, но со всем тем оборот деньгами имеют великий.

Промыслы и имущество лопарское
Промыслы лопарей состоят в том, что оби ловят песцов и стреляют диких оленей, а в рассуждении имущества каждой лопарь имеет свое стадо оленей.

Бедность от лености и пьянства
Сверх вышесказанных промыслов, рыбная ловля в реках, озерах и на море, доставляет сим лопарям великие выгоды, но все деньги, получаемые от промысла, они пропивают, пагубная страсть к вину совсем их разоряет, и вместо изобилия, в коем бы они должны жить, видна везде чрезвычайная бедность. При выгодах их хорошие и трудолюбивые люди были бы наибогатейшими крестьянами.
Морская рыбная ловля самая выгоднейшая у них под руками, но они столько ленивы, что совсем почти не промышляют; хотя и видят, что за 1000 верст другие люди приезжают промышлять с их земли, от чего имеют свое пропитание и живут вдесятеро их богатее; но лопари ежегодно остаются в долгу у своих кредиторов, которые доставляют им нужные припасы, и живут столь мерзко, что хуже нельзя.

Торги
Главный торг лопарей с понойскими крестьянами, а летом с рыбными промышленниками; они привозят лопарям муку, сукна, то есть, рубашки, платки, сапожные товары, котлы, ружья, порох, разные женские уборы, словом сказать все, что для них надобно. От лопарей получают за то оленьи кожи, лисицы, песцов. Иоконские лопари продают семгу; товары свои лопари недешево же отдают: лисиц от 3-х до 4-х рублей, песца по 1 рубли 50 копеек до 2-х рублей, оленей кожи разная цена, однако вообще от 2-х до 3-х рублей.

Пропивают свои промыслы
Со всем тем купцы, торгующие с лопарями, получают большие выгоды, а именно привозят им вино; лопари все чрезвычайно охотники до вина; купцы, зная их страсть, сначала потчивают даром хорошим вином, по чарке и по две, потом, когда лопарь сделается весел, просит продать за дорогую цену, купец ему продает. Когда лопарь напьется пьян, или когда надобно опохмелиться, то не дорожит ни чем, и в состоянии за кружку вина, которое обыкновенно пополам с водою, отдать оленью кожу, которая стоит 2 рубля с половиною, в пьяном же образе забирают вино без мер, и полагаяся на обтекарской щет купца, платит на другой день часто лисицами и всем что у него есть, ставя свои вещи подорожее. И таким образом думают, что выгодно променяли; напротив лопари все, что промыслят, то и пропьют все купцам, которые доставляют им хлеб и разные вещи, они называют их хозяевами.
Семиостровским лопарям продают оленье мясо, и от них получают живых оленей, для того, что оные предпочитаются для езды, ибо крепче и лучше.

Рукоделия
Необходимые для них лодки покупают они у кольских верхних лопарей за деньги и привозят зимою.
Женщины лопарские гораздо трудолюбивее мущин, оне исправляют все домашние работы, шьют платье из оленьих кож, равно и всякое летнее платье, как то юпки, сарафаны, рубашки, и разные безделки; делают они еще особо на продажу, наволоки на постелю из кож оленьих, выделанные так хорошо, как лайковые, сии постели выкрашивают олхою, разными чудными фигурами, вместо ниток употребляют из оленьих жил сделанные струны, которые тонки и чрезвычайно крепки.

Пища
Лопари едят по большей части оленье мясо, а летом рыбу: обыкновенно всегда вареное, а похлебку редко едят, разве в пост, и то подправляют только мукою и кладут ягоды. Круп никаких не имеют, хлеба очень мало едят и сей делают таким образом: замесив из муки с водою тесто, делают лепешку и на камне подле огня пекут. В сем состоит их хлеб и того едят очень мало: на каждую душу выходит муки в год не больше как по два пуда, со веем тем они очень любят обыкновенной хлеб русской, но сами оного испечь не умеют более по тому, что не в обыкновении, и печей у них нет.
Посты наблюдают, только не всегда и не всякой из них: в сие время едят рыбу и делают соложеное тесто.
Впрочем они столько нерадивы, что ни чего на зиму не запасают, и летом, наловив например рыбы, оставляют себе не больше как на сутки для еды, да и нельзя инако, потому что не солят и соли не имеют, а потому если вновь не промыслят, то дни по два остаются голодны.
Сберегают иногда мясо и рыбу, зарывая в землю в болотном месте, тут оные не так скоро портятся.

Одежда
Одежда лопарей состоит зимою из оленьих кож, сделанная подобием Голландской рубашки и называется пычок, которой носят к верху шерстью; на ногах носят сапоги из лап оленьих, еры называемые, на голове шапка с ушами из лисьих хвостов, и сие платье столь тепло, что ни в какие морозы в оном не зябнут.
Летом носят они обыкновенные русские кафтаны, и всегда хорошего сукна; рубашки русские, и сверх сего платья надевают из серого сукна так называемые юпы, наподобие голландских рубах, только длинные, с большим воротником, украшают разными фигурами из сукна красного, синего и других цветов; на голове носят валяной колпак двух личной, обыкновенно бывает оный с одной стороны красный; а на другой какой ни есть из темных цветов; красным носят вверх в праздники; а другою стороною в будни. В сих колпаках они похожи очень много на азиятцов в чалмах. Лопари всегда при себе носят ножик довольно большой, огниво и трут.

Женская одежда
Женщины носят обыкновенные русские сарафаны, на голове кички, разным бисером унизанные, на ногах вместо башмаков из лап оленьих обувь, которую также унизывают бисером. Серги носят чрезвычайно большие, от чего уши у них отвисают. Главное щегольство состоит в кресте; и чем больше крест, тем лучше, и бывает у зажиточных на серебряных цепочках; носят кольца и перстни.
В зимнее время лопарки одеваются как мущины в пычках, только украшают его лоскутками; Оленей и кережку саночки украшают одне женихи и новобрачные.

Нравы и обычаи
Лопари все почти росту малого, худощавы, лицо имеют красновато; бороды небольшие и редкие.
Говорят особым языком и произношение имеют грубое, в наречии их слышно всегда слово р. Лопари чрезвычайно ленивы, беззаботливы, преданы беспрестанному пьянству, не токмо мущины и женщины, но и девки пьют вино, хотя не так много; отцы и матери нимало не запрещают, а еще сами в ином случае принуждают. Пьяные бывают дерзки и непочтительны, напротив трезвые робки и уничижены; надобно сказать, что лукавы отчасти и лжецы.
К чести сих лопарей можно сказать то, что воровства у них нет совсем; никто не имеет анбаров, и даже сундуков, куды мог положить свой багаж. Но лопари, ничего не опасаясь, оленьи кожи кладут в лесу, домашние вещи все бывают разбросаны, и оставлены подле жилья его, и сказывают что для того, чтоб не перевозит(ь)ся, и так почти чрез полгода возвращаясь, находит все что у него было в целости. Если понадобится лопарю что ни есть без хозяина, то оставляет свое клеймо.
Содержат верно данное слово, хотя б то случилось, что пьяный обещал.
Особенно любят лопари брататься: то есть крестами меняться. Сие у них в таком обыкновении, что они между собою все почти крестовые братья. Те, которые имеют сношение и дело с лопарями, имеют также и сих крестовых братов.
Таковым братством купцы много выманивают у лопарей, например они друг друга отдаривают: то купец обыкновенно напоит лопаря допьяна, за сие лопарь отдаривает вдесятеро за угощение, сие доказывает, что они благодарны.
Смертоубийств совсем никогда нет; между собою живут довольно дружелюбно. Нет у них ни игр, ни забав, даже и женских, только и веселья, что пьянствуют, и в то время очень много говорят.

Свадьбы
При свадьбах наблюдается следующее: жених должен на невесте свататься год или больше, и чем долее не отдают, тем важнее невеста. В сие время сватовства жених должен показать свое проворство, управлять и ездить на оленях, стрелять в цель, чрез что доказывает, что он может иметь хорошие промыслы. Отцы и матери, согласясь, отдают невесту; а в приданое дают оленей, часть своего стада, и сии олени называются бессмертны: то есть сколько бы не дарили, то все мужнино: а напротив, чтоб число оленей сих было всегда цело.
Венчаются в деревне Поное. Поп к ним ездит крестить детей один раз в год: то случается, что ребенок не крещен бывает до года.
Плотна, становище рыбных промышленников
Местечко Плотно, в Иоконских островах называется от промышленников становище; разумеется удобное место для пристани судов. В сем месте есть небольшие избы для жительства промышленников, и для сбережения добытой на промыслах рыбы; в них есть печки, в коих пекут хлебы.
В сем месте Плотне бывают лодей до 10 и более. Сии лодьи по большой части о трех мачтах и оснащены худо; имеют одне только ванты паруса прямые. Грузу поднимают оне от двух до шести тысячь пуд.
Таковых главных становищ по замечанию моему находится три: Плотно, лопское, что на Святом носе, Кашкаранцы, не далее Лумбовских отстоящие. В каждом из сих становищ сего лета было, промышляющих человек до 100 и более.

Великой и выгодной их промысл по сим местам, понудил меня описать: каким образом оной промысел трески происходит, в какое время и как на оной промысл снаряжаются, каков сей лов и по всему берегу до Колы одинаков, по чему опишу только о промысле, происходящем на Мурманском берегу;

Мурманской берег называется пространство места от Святого носа до Колы и далее до Датской границы простирающееся.

В рыбных промыслах на сем берегу упражняются жители городов Архангельска, Колы, Онеги, наиболее ж крестьян Онежского уезда, и жители города Кеми, живущие вдоль левого берега на Белом море, которые по сему называются поморы.
На рыбные промыслы выезжают ранее всех из Колы, на шняках, а именно в начале апреля; из Архангельска же, Онеги на суднах так рано в море вытти никак нельзя, потому, что Двина и часть Белого моря весною долгое время остаются покрыты льдом; то дабы не упустить времени, Архангельские и Онежские рыбные промышленники и поморы отправляются в Колу пешком. Ребята же, которые принимаются не столько для работы, сколько для навыку, и кои называются зуйки и наживотчики, едут с ними в небольших кережах, дровенках об одном полозе, наподобие лопарских на собаках, которых в обозе случается 100 и более, все вообще промышленники около последних числ марта, собравшись в Колу, буде в минувшем году, шняк: то есть шести весельных больших лодок, на коих промышляют рыбу, для себя не приготовили, то покупают они у тамошних жителей, и частию у Кольских лопарей, и вместе с кольскими жителями выезжают на промыслы.

Ежели ж случится, что морской залив близь Колы покрыт еще льдом, в таком случае промышленники суда свои тащат на себе веревками, а когда ветр попутный, то, подняв паруса, достигают открытого моря без всякого труда и работникам остается тогда одно только попечение, поворачивать суда свои куда надобно, под которые, дабы не повредились, подделывают особливые полозья, кои называются крень. Таким образом, спустясь в море, разделяются по своим становищам; под именем становища разумеется удобное для пристани судов место, в коих, как сказано, бывают избы для жительства и избережения добытой на промыслах рыбы до прибытия лодей. В левую стороны от Колы на 200 верст до границы Датской, а в правую до самого Святого носа и далее почти до Лумбоска, находятся таковые становища.

Когда уже Двина и Белое море от льдов очистятся и время плавания наступит, то из Архангельска, Онеги и поморья, отправляют мореходные суда, называемые лодьи, на которых всякой хозяин в свое становище к будущему году, посылает хлебные припасы, соль на соление рыбы, морские снасти; лодьи же, буде успеют заблаговременно придти в становище, занимаются по месяцу и более, а именно июль и половину Августа, промыслом рыбы; когда же за льдами или противными ветрами умедлят своим прибытием, проводя недель по 6-ти и более в дороге, то, не начиная промысла, забирают первый улов от вешних промышленников и возвращаются в Архангельск.
Шняки или лодки на коих ловят рыбу, оставляют в своих становищах, под присмотром близь живущих лопарей, и за сие сбережение равно и всех оставленных припасов платят с каждой шняки по 3 рубля.

Какие, и на какой промысел снаряжаются суда, на каких условиях принимают работников, и на какое время промышленничьи суда снабдеваются провиантом
Для вешних рыбных промыслов промышленники, как выше сказано, собираются в Колу, выезжают в море на шняках, помещающих грузу 150 и 200 пуд, на которых обыкновенно по 20 человек отправляются, и, пришед в свои становища, берут свои оставшиеся шняки и разделяются на каждую из сих людей по 4 человека, в том числе бывает один кормщик, а другой тегляц, которой вытягивает из воды рыболовные снасти, 3-е, весельщик или гребец, 4 наживодчик, т. е. наживляющий на уды морских червей, или что иное, для приманки рыбы. При способном ветре ставят на шняках небольшую мачту с прямым холмовым парусом. Для собирания весеннего улову рыбы, отправляют, как выше явствует, большие мореходные суда, называемые лодьи; кормщики употребляются хотя и неученые, но привычные и знающие море и берега. При больших противных ветрах, обыкновенно, они заходят к берегу, в становище на якорь; а промышленников, которые во время плавания служат матрозами, бывает на судне, сообразно величине оного, от 3-х до 6-ти человек.

На все сии промыслы отправляют суда люди зажиточные, нанимая работников до добровольному согласию от 25-ти до 30-ти рублей, сверх готовой пищи, однако ж плата назначается единственно, когда работники употребляются на лодьях, за вешным уловом рыбы, на мурманский берег в становище; но ежели нанимают на вешный рыбный промысел в Колу, то назначается им известная часть из получаемой добычи, а именно из всего приобретенного хозяин берет две части, работникам 3-ю, кормщик получает против рядового в полтора раза, сверх сего хозяева прибавляют хорошим и знающим рублей по 10-ти и 20-ти; отправление же и содержание работников пищею, всегда остается на щет хозяина. Во время сего вешнего промысла на Мурманском берегу, хозяева запасают съестных припасов, которые по приезде складывают в своих становищах.
В пище недостатку работники никогда не имеют; хозяева запасают и привозят им муку, разную крупу, масло, солод, толокно, даже и кислое молоко.

Сверх сей пищи употребляется всегда из добытой свежей рыбы с максою вкусная уха, жареная рыба, пироги, каша; а хлеб всегда имеют мягкой, и хорошей квас; словом на сих становищах живут роскошнее, чем дома.
При обедах наблюдается следующее: наживодчик входя с пищею и при всяком кушанье читает молитву: Господи Иисусе Христе сыне Боже помилуй нас; а старшие, именно кормщик, отвечают аминь, а мальчик приговаривает кормщика с рядовыми хлеба есть.
Едят три раза в день: 1-й раз, когда солнце на ZO обед, на ZW поужин, а на WNW ужин.

Какой род жизни ведут промышленники?
Во время воскресных и праздничных дней промышленники не работают: тогда по утрам молятся Богу и весьма прилежно по раскольничьему обряду. При конце моления кадят образа, а после того каждой, начиная со старшего, окуривает свой крест.
Праздники столь строго наблюдают, что если ветры не допустят в становище, то становятся на якорь и уже к лову рыбы не приступают.

За грех великой считают и утверждают, что тот несчастлив будет в промысле, кто станет работать во время сих праздников; равно и в ветреные дни занимаются разными веселыми играми, некоторые охотники стреляют птиц, достают яйца, едят на приходящие иностранные суда, сии промышленники много избавляют сих иностранных судов от какого-либо несчастия, а особливо от льдов, заводят в безопасное место. Промышленники весьма твердо знают, где какое место находится именно: где мель, глубина, подводные камни, и какой грунт.

Иногда, быв в море, сказывают иностранцам против какого места его судно находится, где например какой ни есть мыс, и как лучше держаться, потому что всякой промышленник компас знает, и без него не ездят никогда. В сем случае жаль того, что на иностранных картах название мест не переменяют, например: иностранец спрашивает, где Ионно-Христ, промышленник не разумеет сего: а если бы спросил Иваново возглавие, он тотчас показал бы, что оно находится под таким-то румбом.

Какие уловляют рыбы, около каких мест и каким образом улов оных производится
Вообще рыбной промысел начинается с первых чисел апреля, продолжается до самых последних месяцев зимних. Первой и прибыточнейший промысел бывает улов трески и палтусены; промышленники почитают за лучшее время лову сих рыб, с начала весны по Иванов день и август месяц, когда треска и палтус с жадностию кидается во первых на маленькую рыбку, называемую мойву; а в августе гоняясь за сельдями. В тож время ловятся, хотя в небольшом количестве, пикшуя, санда, камбала и зубатка. Треска и палтусиина держится единственно около Мурманских берегов: первая из них бывает фунтов по 60, а последняя и до 15 пуд, но таковая весьма редко попадается и то за Колою к Датской границе, в 5 и 6 пуд около семи островов, от пуда и до четырех у Святого носа. Ловят оных следующим образом: взяв от 60-ти до 80-ти тонких веревок в диаметре около полу дрима, а длиной сажен 40-к, связывают концами одну за другою, и на каждой веревке, которая у промышленников называется стоянка, привязывают по длине оных по 25-ти крючков или уд на особенных тонких плетеных в полтора аршина длиною веревках, одна от другой сажени на полторы.

Все стоянки, таким образом совокупленные, называются ярус, которой спускают в море на самое почти дно, протягивая версты на 4-ре; а чтоб не выплыл он на поверхность воды, и чтоб стоянки между собою не запутались, по концам сего яруса, а иногда сверх того посредине привязывают наподобие якоря аршина в полтора деревья с 2-мя суками, между которыми, для большой тягости, ввязывают пуда по 2 каменья. На уды наживляют с весны мойву, а в летнее время больших песчаных червей и сельдей, когда употребляют уды, то ярус погружается в море, в расстоянии от берега в 3-х и до 10-и верстах; а дабы то место, где оный находится и на поверхности воды приметно было, то ко всем деревянным якорям привязывают длинные веревки с кореновыми кубасами, и на всяком из оных кладется особливой знак от кормщика.

В вешнее время, когда лов рыбы бывает еще малый, тогда ярус часов чрез 6-ть, с помощью небольшого колеса, посредине шняки на железных дугах приделанного, паки из воды вынимают, в летние же месяцы оставляют оной в море по целым суткам; а при случае погоды и больших на море волнений и по неделе и более. При взятии оного из воды иногда на одном ярусе получают рыб по 500, так что шняка едва всю тягость добычи поднять может. На те же самые уды, обще с палтусом и трескою, попадаются пикшуи, сайда, зубатка и морская камбала. По освобождении с ярусов изловленной рыбы уды тотчас стачивают, наживляют вновь, и, опустив ярус в море, промышленники возвращаются в свои становища. В близости от берегов треска, палтусы ловятся обыкновенно средней величины; для больших рыб делают такой же точно ярус, только уды употребляют большие и реже прикрепляются к стоянкам. Ярус опускается в море от берега в 20-ть и 30-ть верст, и на уды употребляют уже наживку крупную, наживляя самую мелкую пикшу, палтусину, зубатку и сайду, которая для сего употребления признается наилучшее.

Еще лов бывает удами. Промышленники сначала запасясь червями, отправляются для промысла близь берегов. Уды сии бывают железные в 3/4 аршина с небольшим загибом, называемые перевесла; по концам оных находится по одному крючку, на которой наживляют червей. К веревке, на которой сия уда, привязывается так называемая леса, сажен шести в конце; близь сей уды прикрепляется фунта в 3 железо, называемое грузило: опуская уду таким образом в воду, беспрестанно поддергивает, и как скоро рыба попадает, тотчас вытаскивает; как скоро много попадается рыбы, то становится на дрек, а если мало, то один беспрестанно гребет до перемены места, на сии уды попадаются только трески и пикшуи. Промышленники не всегда близь своих становищей промышляют, они отъезжают иногда верст на 200.

Многие из сих промышленников берут на кортому у лопарей реки, и ловят там семгу не только для продажи, сколько для наживы на крючки ярусов к ловле трески и палтусины.

Как приуготовляют штоквиш и заливают разного рода рыбу
Сушение, соление и копчение морских рыб производится следующим образом: в весенней промысел на Мурманском берегу, по улове трески приводится оная в становище, в котором 1-й промышленник отвертывает у них головы, другие вынимают потрохи, третий подает рыбу кормщику; а сей на особливой скамье, которая называется рыбодельная, распластив спину и, вынув захребетную кость, кидает в кучу, из которой все вообще промышленники развешивают оную на жердях на двух столбах утвержденных; таким образом до 12-ти недель треска остается на открытом воздухе и когда довольно уже высохнет, собирают с жердей в одну груду; а потом отрезывают у нее хвост и перья, и, поклав в костер, покрывают досками и так, поелику во время сушки она свертывается и косится, то в кострах выправляется и лежит до конца промысла, и получает название штоквиш.

Ежели треска приуготовляется к солению, то так же, как выше сказано, доходит до рук кормщика, которой, распластив по спине, не вынимая уже захребетных костей, кидает в кучу, а из оной всеми промышленниками относится оная в анбары, которые наподобие погреба до половины стены врыты в землю, а с боков и сверху окладываются дерном, дабы во время больших жаров рыбу сохранить от порта. Тут кладется оная по всему пространству анбара, называемого скея, до самого почти потолока и каждый ряд перебивается солью, употребляя оной примерно по 17-ти пуд на 100 пуд рыбы; по прибытии лодей для забирания вешнего улову трески, переносятся на носилках в шняку, и переполаскивают оную в морской воде. По взятии ее на судно из шняки кидают оную просто на палубу и укладывают плотно по всему пространству судна рядами, пересыпая каждый ряд солью понемногу. Такая треска называется двоесольная, и бывает прочнее той, которая попадается в осенней улов, и засаливается прямо в судне, и сия напротив того предпочитается, палтусы, и всякая морская рыба, также же как и треска, чрез разные переходит руки, и весеннего улова засаливается в январе, а осеннего прилову в судне, с тою разницею, что для соления палтусины на 100 пуд рыбы употребляется до 25 пуд соли, и солится с головою.

Иногда они пикшу, зубатку сушат как и штоквиш, но весьма мало. Тресковую вязигу и сало, называемое максо или ваякса, вынимают при пластании; из коих последнее в немалом количестве собирают в бочки, употребляют, пока оное свеже, в пищу; закиснувшее мешают в ворванное сало, и отпускают под тем названием за море. Языки солят в особых небольших бочонках, а головы без соли засушивают на солнце. Вязигу, пока сыра, налепляют на стену и каменья, а как высохнет, то со стены ее сбирают и кладут в тюки, но по причине многой за нею ходьбы, мало ее приуготовляют. Оставшееся на рыбных костях мясо, мальчики на промысле находящияся, обрезывают ножами и, высушив, продают себе в пользу; а посему и называются они зуйками, по имени небольших морских птичек, которые брошенные на берегах морских кости оклевывают. Приходит иногда за сие оскобленное и высушенное тресковое мясо рублей 20 в лето, на каждого мальчика.

Промышленники за год приуготовляют соль к солению рыбы, и отправляют оную на Мурманской берег, обще с хлебом, морскими инструментами под присмотр близь живущих лопарей.

Течение от приливов и отливов
Течение моря во время прибылых и убылых вод, примечательно в островах Иоконских между матерым берегом и тремя NW островами. Вдоль по сему проходу при прибылой воде, течение которое бывает от NW сильнее, нежели при убылой от ZO.

В островах
В большом проходе в ту и другую сторону, почти одинаковы. У мыса толстика между Медвежьим островом течение при убылой воде и при прибылой в одну сторону NO, то есть кругом сего мыса.

В губе Святоноской
В конце Святоноской губы течение не чувствительно, от мыса, называемого дровяной. Во время прибылой воды оное довольно сильно, течет вдоль Святого носа, близь берега, и чем ближе к конечности Святого носа, тем сильнее.

Сувой от встречной воды у Святого носа
От проливов воды по всему морю у сих мест течет от NOW к ZO напор сей воды в губу, от пролива делает возвышение и принужден бывает вытекать из губы. Все время вода устремляется вдоль по Святому носу, и чем ближе к конечности, тем увеличивается сильнее. Сие течение и генеральное, которое течет своим порядком по всему морю, делает у Святого носа встречной спор, по здешнему то называется сувой; вода в оном сувое от сей встречи или спора течет весьма быстро(й) струею у Святого носа к N верст на 10-ть; с обеих сторон вода как мальстром притягивает к сему сувою, волнение же делается чрезвычайное равно как бы бурун на каменьях.

Опасность оного
Чрез сей сувой весьма опасно проходить во время пролива: нечаенным случаем в туман, по ошибке промышленники на своих рыболовных шняках, и даже на парусных лодьях, попавшие в сию пучину, часто погибают. Необыкновенное оное волнение, начинает судно с боку на бок качать и напоследок оное заливает и потопляет. Сила ветра в сем случае не действует; а грести и подавно нельзя, потому что волнение оное переломает все весла; если же иногда и спасаются; то тогда, когда попадет при начине сего сувоя, или когда волны не столь сильно действуют, как то во время четвертей месяца, то выносит течением в море к N по сей струе; и чем далее от берега, тем менее сие необыкновенное волнение и течение. Сей сувой делается по приливе воды; а при отливах воды спора сего не бывает.

Во время новолуния и полнолуния сей сувой гораздо сильнее действует, нежели в другое время. Удалые и смелые проходят и во время сего сувоя, близь только самого Святого носа, так чтоб едва веслами недоставало до берега; тут есть камень Воронухо нааываемой, так между им и берегом проскакивают, только <в> великой опасности подвергаются, потому что хоть немного оплошает, то тотчас утащит в сию струю; и так, если не зальет, то утащит в море.

Перетаскивают суда чрез Святой нос
Чрез Святой нос в старые годы промышленники суда свои перетаскивали, от Волковой губы в Лапское становище. Сие расстояние версты полторы, и пришлось тут низкое место и небольшие озера, следовательно, очень и вероятно, что сие делали для того, может быть, чтобы избегнуть оного сувоя угрожающего всегда смертью; не зная того, что во время отливу без всякой опасности проходить можно мимо сего Святого носа.

Необыкновенные черви у оного
Вообще в простонародии утверждают, что у сего Святого носа били черви, которые протачивали суда, во время их пути. Но по преданиям святый угодник Варламий Керецкой, путешествуя из Колы на лодочке, сих червей заклял, отчего оные потеряли свою силу.
Многие за правду сказывают, что и поныне оные необыкновенные черви есть, и что их видали. Другие сказывают, будто они с длинным костеным белым носком. Но в бытность мою с крайним моим старанием не мог я ни одного увидеть.

Грунт земли и положение берега
Грунт земли, описанного мною берега, везде имеет камень. Положение берега от начального места Плотны до реки Иоканы у воды низменно и внутрь берега постепенно возвышается выдавшимися мысками и заливами или губами, которые все мелки и каменисты и ни к чему не выгодны.
По другую сторону реки Иоканы берег, называемый мыс толстой, высокой, в воде немного отлоговат; смотря по высокости своей довольно приметен. К реке по оному ростет небольшой березняк.

К Святоноской губе по оному мысу, берег у воды низменной и также постепенно возвышается. От конца сей губы по Святому носу пойдут горы довольно высокие и к воде отрубом. К конечности Святого носа уменьшается, и у самой конечности оного берег низкой.

Лопарское становище
От конечности Святого носа, в губе, в трех верстах есть становище рыбных промышленников, и называется Лопарское становище. Тут стоят рыболовные лодьи в довольном количестве и находятся небольшие избушки, где сии промышленники живут. Сие становище от ветров закрыто небольшим коленным островом; но в малую воду обсыхает, и суда остаются на песке. У сего Святого места носа делано наблюдение широты и долготы Святого носа, учителем Ивановым.

Долгая губа и Сокольи горы
По другую сторону Святого носа берег низменной до Сокольей губы, от оной до Коровьего носа пойдут горы, называемые Сокольи, чрезвычайно высокие и к воде отрубом. На половине сих гор есть губа, называемая долгая, сама по себе узкая с обеих сторон, имеет высокие струбистые горы, так что только в одном месте можно взойтить на оную гору.
В сию губу заходят лодьи от ветров, не только. от О, но закрытых (западных?), а далее внутрь губы мелко.

Пропащие места
От Коровьего носа до Старцевой губы, берег, хотя не столько высок, но чрезвычайно неровной, имеет щели и пахты, продолжающияся в берег в других местах более версты; чрез которые с великим трудом во время описи переходили; и то принуждены были спускаться в сии рвы, обходя 400 сажен. Сии места у лопарей называются пропащие, потому что не только близь воды сии щели непроходимые, но сказывают, что лопари иногда заехав зимою в сии места пропадают; да и оленей очень много здесь погибает.

Во время описывания берегов, вел судно на канате, и, отдавши оной другому, пошел кругом щели, чтоб выбрать, где бы лучше спуститься было можно, и напоследок так зашол и заблудился, что посланные 7 человек, едва чрез 8-м часов могли отыскать сего заблудившегося.

Губа Старцевая и Захребетная
Губа Старцовая и другая подле оной, называемая Захребетная похожи одна на другую местоположением своим. В сии губы от ветров заходят лодьи. При убыли воды бывают они мелки, а в концах и совсем высыхают; берега имеют невысокие.

Кашкаранцы становище
Кашкаранцы становище рыбных промышленников, знаменито в рассуждении весьма удобного стояния; но только недостаток есть в воде; берут оную из колодезя, а если много надобно воды, то версты за 2 должно ходить за оною.
От Кашкаранцов до Лумбовской губы берег идет низменной, около залива которой ни к чему неудобной по мелководию, и потому, что ветрам открыт.

Лумбовская губа
Лумбовская губа довольно обширна, но только вся почти при убыли воды столь мелка, что с острова Лумбовска чрез всю губу можно иногда пешком пройти, и воды не будет более, как по колена. Между островом и берегом в проливе стоять на якоре нельзя, потому что тут везде каменные банки, течение бывает быстрое и от ветров. открыто. Берег в губе низкой, а в некоторых местах довольно высок.

Селение Лумбовское
Селение Лумбовское, где летом живут лопари, находится довольно на хорошем месте между двух рек, Лумбовской и Каменки. Обе сии реки вытекают из болот. Верст за 50 от оного лесу кроме малорослого березняку не имеется.

Число душ лопарей
Живущих здесь лопарей считается мужеского полу 33 души. Впрочем здесь достойного замечания ничего нет, лопари сии одни с Иоконскими и ведут тот же род жизни.

Произрастения земные
Произрастений земных мало, Главное изобилие состоит здесь в ягоде морошке, которой очень много годами бывает. Находится же и трава багул или клоповник, которые лопари употребляют от болезни: также дикой лук, отчасти есть малорослой: березняк; а в других местах совсем нет ничего.

Птицы
Находятся здесь, особливо же на островах Иоконских, особливого рода утки, называемые гаги или гагочки, очень похожие на обыкновенную русскую утку. Пух из гнезд их считается за самой лучший, промышленники и лопари довольно оного сбирают и продают дорого.
На Святом носе и на горах Сокольих есть довольно диких гусей, кои тут выводят детей; промышленники ловят их живых, когда они подлиняют.

Впрочем, пустая здешняя сторона ни чем столько не знаменита, как великим и прибыточным ловом трески.
В летнее время везде видны плавающие рыбные промышленники. При берегах водятся олени и разного рода звери.

Острова достойные примечания
В море поблизости берегов имеются многие острова, различных величин и названий, из которых нижеследующие достойны примечания потому, что мореходцы на разных судах от морских бурь за оные укрываются; а именно в Северном окияне на северной стороне находятся острова: Шалим, Киев, три острова Эретики называемые, Самдокукшин, Даровы, Зеленцы, Тальконец, Кильдчин малой, Оленей, Кильдчин, малой Оленей, Гавриловские, третей Оленей, Харлов, семь островов и Иоконские острова. В Белом море на восточной стороне: Кашинские, Зеленые, Бутырьки, Лумбовские, Каменной, Пузырек, Оборной; на Юго-восточной стороне: три острова, Кукшин, Гарликов, Конь камень, Данилов, Сосновец и Пуланской; на Южной стороне в Кандалакской губе: Вольестров Киндренской, Успенской, Поворотной. Хежестров, Медвежей, Вачей или Луда, Ниша, Сеностров, и многие другие.

Пошман А. фон. Замечание о Белом море, а паче о береге его от местечка Плотны до Лумбовского селения с вернейшим описанием внимания достойных островов, их жителей, промыслов, нравов и прочих предметов //Пошман А. Архангельская губерния в хозяйственном, коммерческом, философическом, историческом, топографическом, статистическом, физическом и нравственном обозрении ... составленное в 1802 году.
- Архангельск, 1873 - Т.II. - С.66-84.

© текст, Пошман А.П., 1802

© OCR, HTML-версия, Шундалов И.Ю., 2006

По материалам сайта "Терский берег"

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: Установка керамических брекетов цена на керамические брекеты. *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика